Введение
Страница 2

В «Русской истории в описаниях ее главнейших деятелей» Н. И Костомарова, опубликованной в течение пятнадцати лет с 1873 года, характер каждого деятеля представлен в соответствии с исторической обстановкой. Он придавал большое значение субъективному фактору в истории. Причину конфликта Ивана Грозного с Сигизмундом он видит в личной неприязни из-за неудачного сватовства. По мнению Костомарова, выбор средств для достижения благосостояния человеческого рода был сделан Иваном Грозным неудачно, и по этой причине он не подходит под понятие «великого человека».[5]

Монография В. Д. Королюка, единственная за советский период, полностью посвящена Ливонской войне. В ней точно выделено принципиально разное видение Иваном Грозным и Избранной радой внешнеполитических задач, стоящих на тот момент перед Россией. Подробно автор описывает благоприятную для Русского государства международную обстановку перед началом войны, сам ход военных действий освещен слабо.[6]

По мнению А.А. Зимина и А.Л. Хорошкевич война выступала как продолжение внутренней политики другими средствами для обеих противоборствующих сторон. Исход конфликта для России был предопределен по ряду объективных причин: полного разорения страны, опричного террора, уничтожившего лучшие военные кадры, наличия фронтов и на Западе, и на Востоке. В монографии подчеркнута идея национально – освободительной борьбы прибалтийских народов против ливонских феодалов.[7]

Р. Г. Скрынников в своей «Истории Российской» крайне мало уделил внимания Ливонской войне, полагая, что Ивану Грозному не надо было прибегать к военным действиям для получения доступа на Балтику. Ливонская война освящена обзорно, гораздо большее внимание уделено внутренней политике Русского государства.[8]

Среди калейдоскопа взглядов на историю Ливонской войны можно выделить два основных направления, основанных на целесообразности выбора внешнеполитического курса страны в конкретных исторических условиях. Представители первого считают, что среди многих внешнеполитических задач решение Балтийского вопроса было первоочередным. К ним можно отнести историков советской школы: В. Д. Королюка, А. А. Зимина и А. Л. Хорошкевич. Характерным для них является использование социально – экономического подхода к истории. Другая группа исследователей считает выбор в пользу войны с Ливонией ошибочным. Первым это отметил историк XIX века Н. И. Костомаров. Р. Г. Скрынников, профессор Санкт – Петербургского университета, в своей новой книге «История Российская IX – XVII в.в.» считает, что русское правительство могло мирно утвердиться на Балтийском побережье, но не справилось с задачей и выдвинуло на передний план военный захват гаваней Ливонии. Промежуточную позицию занимал дореволюционный историк Е. Ф. Шмурло, считая программы «Крым» и «Ливония» одинаково неотложными. На выбор одной из них в описываемое время, по его мнению, повлияли второстепенные факторы.[9]

Страницы: 1 2 

Внешняя политика. Александр I и Наполеон Бонапарт: противоборство
Наиболее ярко личность и государственная практика Александра I раскрылись в его противоборстве с Наполеоном. Первое же столкновение с Наполеоном при Аустерлице преподало Александру жестокий жизненный урок, который он весьма основательно усвоил. Это проявилось уже во время переговоров в Тильзите. Потерпевшая поражение в войне, потерявшая ...

Тибет
Самую южную часть Центральной Азии занимал в Новое время Тибет. К началу XVI в. на территории Тибета существовало государство, власть в котором делили между собой светские и религиозные деятели, представлявшие ламаистскую ветвь буддизма. Название «ламаизм» является производным от слова «лама» (монах, жрец). Это направление возникло в р ...

Итоги
Россия нуждалась в мире. В Прибалтике перешли в наступление шведы, крымцы возобновили набеги на южных рубежах. Посредником в мирных переговорах выступил папа Григорий XIII, мечтавший расширить влияние папской курии на Восточную Европу.[40] Переговоры начались в середине декабря 1581 г. в небольшой деревушке Яме Запольском. Съезды послов ...