Должность диктатора в Риме до Цезаря
Страница 1

История » Диктатура Цезаря в Древнем Риме » Должность диктатора в Риме до Цезаря

Интерес к личности Цезаря находился в прямо пропорциональной зависимости от общего внимания к античности в целом. В середине века изучению античности уделяли недостаточное внимание, главным образом в связи с историей первоначального христианства. В Цезаре же в то время видели, прежде всего, некое олицетворение абсолютной императорской власти. Но эпоха Возрождения, которая характеризовалась резким увеличением интереса к античному населению, по новому взглянула на классическую древность и, в соответствии со своим антропоцентризмом, выдвинула ряд ярких образов виднейших деятелей античного мира. Но в основном это относилось к области искусства – для гуманистов истинными кумирами были Цицерон или Вергилий, но никак не Цезарь. Однако, вместе с тем можно утверждать, что Цезаря как личность открыл один из виднейших деятелей Ренессанса, Франческо Петрарка, отказавшись от одностороннего взгляда на Цезаря как на олицетворение абсолютной власти.1

Если же говорить о подробной разработке важнейших моментов в истории перехода от республики к империи в Древнем Рима, одним из основных этапов которого являлась деятельность Юлия Цезаря, то здесь может подразумеваться лишь историография нового времени и дальнейшие исследования современных ученых. Во многом благодаря немецким историкам XIX века сложился тот мифический образ Цезаря – сверхчеловека, который и сейчас, в принципе, принимает немало людей, занимающихся изучением древней истории, особенно дилетантов. Родоначальником такого подхода следует признать известного исследователя Друманна, который в своей истории Рима утверждал, будто бы Цезарь с самых юных лет поставил для себя цель достигнуть монархической власти и стремился добиться этой задачи, преодолевая любые препятствия. По Друманну, Цезарь не исключал в своих действиях на пути к вожделенной мечте, наряду с отчаянной смелостью и решительностью, также и холодный расчет, и что будто бы такие видные деятели, как Помпей, Красс или Цицерон, были только пешками в его руках. Друманн не жалел уничтожительных эпитетов в адрес выдающихся современников Цезаря, третируя даже Цицерона.1

Но как не странно, знаменитому немецкому историку, лауреату Нобелевской премии в области литературы Т. Моммзену, хотя он и был последователем Друманна, удалось создать гораздо более стройную и яркую апологетическую концепцию места Цезаря в истории Древнего Рима в такой степени, что всех последующих исследователей периода поздней римской Республики нельзя не разделить на сторонников концепции Моммзена и на ее противников. Т. Моммзен придавал Юлию Цезарю совершенно исключительную роль не только в римской истории, но даже и во всемирной. «Именно в эпоху Юлия Цезаря были намечены все пути, по которым с тех пор и идет человечество»2. Для Т. Моммзена, Цезарь – гениальный человек. Он прозорливый политик и искусный дипломат, не знающий себе равных полководец и выдающийся писатель и оратор. Но прежде всего Цезарь – государственный человек.3

Главная его отличительная особенность – полнейшая гармония во всем. Эта апологическая концепция была изложена в XI главе III тома «Римской истории». Моммзен также считал, что Цезарь смолоду стремился к монархической власти, и тоже, как и Друманн, принижал роль и значение его современников. Например, Помпей для Моммзена – человек, дюжинный во всем, кроме своих амбиций. Для такого подхода к оценке Т.Моммзеном значения Цезаря для римской истории существовала реальная почва – историк, создавая III том своего труда в 50-е годах XIX в., выразил чаяния немецкой буржуазии, мечтавшей об объединении Германии под властью демократического монарха.4

Из историков ХХ в., склонявшихся в сторону концепции Т. Моммзена, не принимая во внимание таких крайних апологетов, как, например, Гундольф, написавший сочинение «Цезарь. История его славы» или Брондес, создавший двухтомный труд, посвященный Цезарю1, стоит особо выделить выдающегося немецкого историка М. Гельцера. Известный исследователь позднереспубликанского периода существования римского государства, он написал капитальную биографию Цезаря. В своей работе М.Гельцер утверждал, что Цезарь, несмотря на видимое поражение, выраженное в заговоре на его жизнь и в его убийстве в мартовские иды 44г., все-таки остается победителем, ибо политическая жизнь последующего времени развивалась по пути, проложенном им2. Октавиан Август, по мнению Гельцера, хоть и использовал менее вызывающие формы господства, но империя, тем не менее, утвердилась на основах, созданных Цезарем, когда на смену сенатской олигархии пришла военная монархия3.

Страницы: 1 2 3

Начало наступления союзников на Японию. Захват Иводзимы и Окинавы. Завершение освобождения Филиппин. Захват Иводзимы
К началу 1945 г. японские вооруженные силы и японское государство в целом находились на пороге катастрофы. Поражения на Марианских островах и Филиппинах в 1944 г. предопределил окончательный уход японской армии и почти переставшего существовать флота в глухую и в общем бесперспективную оборону. Стремительно надвигающееся поражение единс ...

Воцарение династии Романовых. Конец смутного времени.
. 5 . Однако первоочередным был все-таки вопрос о восстановлении центральной власти, что в конкретных исторических условиях начала XVII в. Означало избрание нового царя. Прецедент уже был: избрание «на царство» Бориса Годунова. В Москве собрался Земский собор, очень широкий по своему составу. I Главным был вопрос об избрании царя. Вокр ...

Крещение Руси и её расцвет
Разрушение привычного жизненного уклада в период постоянных миграций в первом тысячелетии нашей эры создавало предпосылки для усвоения более универсальных верований. Христианство на Руси распространялось как длительная работа по внедрению религии, где добровольно, где насильственно в течение нескольких веков. Можно предположить, что еще ...