Подсистема церковных судов в 1721-1723 годах
Страница 4

История » Подсистема церковных судов в 1721-1723 годах

Церковным судом третьего (высшего) звена в законе от 4 сентября 1722 г. определялся Святейший Правительствующий Синод. Тем самым, в законе от 4 сентября 1722 г. оказалась зафиксирована трехзвенная система органов церковного правосудия. Нельзя не отметить также, что, в отличие от системы судов общей юрисдикции, в системе церковных судов к 1722 г. не появились органы, функционально и структурно отделенные от органов церковного управления.

Впрочем, в 1723 г. законодатель предпринял попытку учредить подчиненный Синоду особый орган правосудия, структурно отделенный от органов церковного управления. По собственноручно написанному Петром I указу от 8 февраля 1723 г., создавалась новая (правда, никак не наименованная) коллегия, к компетенции которой было отнесено рассмотрение уголовных и гражданских дел духовенства. Апелляционной инстанцией по отношению к данной коллегии определялся Святейший Синод.

При этом окончательно компетенция новоучрежденной коллегии в именном указе от 8 февраля 1723 г. не устанавливалась, а декларировалось лишь намерение законодателя регламентировать такую компетенцию в будущем («и каким делам тут [в коллегии] быть, поговоря, определить»). Однако, как можно видеть из «Описания документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода», эта своего рода синодальная Юстиц-коллегия так и не была создана в действительности (в чем трудно не заметить сходства с уже рассмотренной историей с основанием в 1724 г. Розыскной конторы при Сенате).

Остается добавить, что вышеобрисованные новации в области церковного судоустройства и судопроизводства получили отражение и в проекте Уложения Российского государства 1723—1726 гг. Вопросам юрисдикции русской церкви оказались посвяшены ст. 2—10 гл. 2-й кн. 1 проекта, утвержденные Уложенной комиссией 9 сентября 1723 г. В частности, в ст. 3 «О суде Святейшаго Синода» было внесено законодательное предположение, в котором воспроизводились нормы закона от 12 апреля 1722 г. о разграничении светской и церковной юрисдикции.

Итак, можно констатировать, что на протяжении 1721 — 1722 гг. — в рамках проведения решающего этапа церковной реформы Петра I — в нашей стране подверглись реформированию как организация церковного суда, так и церковное судопроизводство. Что касается церковного судоустройства, то наиболее значимым изменением здесь следует признать означавшее отмену патриаршества учреждение Святейшего Правительствующего Синода, который занял в системе органов церковного правосудия место суда третьего (высшего) звена. При этом во всех частях механизма церковной власти сохранилось традиционное структурное единство административных и судебных органов. Иными словами, обособленные от органов управления церковные суды не появились в России и при Петре I.

В области церковного судопроизводства в центре внимания законодателя в 1721—1722гг. находились судебные полномочия органов церковной власти. В отношении объема этих полномочий позиция Петра I отличалась двойственностью. С одной стороны, с момента издания Духовного регламента юрисдикционные полномочия русской православной церкви постоянно возрастали, хотя и не достигли к 1723 г. того уровня, которым церковь обладала в патриарший период (не говоря уже о более ранних временах). С другой стороны, согласно законам от 19 ноября 1721 г. и от 12 апреля 1722 г., сфера церковной юрисдикции подверглась значительному сокращению по кругу дел.

В свою очередь, эта непоследовательность законодателя в определении границ церковной юрисдикции явилась следствием затруднений, возникших по ходу адаптации идеальной модели Polizeistaat к российским условиям. Дело в том, что наличие у русской церкви исстари сложившихся обширных судебных полномочий никак не соответствовало принципам камерализма и не имело, стоит повторить, даже отдаленного аналога в шведских образцах. В итоге, в вопросе об организации и полномочиях церковных судов Петр I оказался перед объективно нерешаемой задачей — совместить традиции отечественного государственного и церковного строительства с новейшими достижениями западноевропейской политико-правовой мысли.

Страницы: 1 2 3 4 5

Особенности тактики русского войска в третьем походе Ивана IV Грозного на Казань (1552 г.)
Борьба с Казанским ханством была одной из важнейшие внешнеполитических задач Русского государства. Казанское, Крымское и Астраханское ханства, образовавшиеся на развалинах Золотой Орды, совершали грабительские набеги на русские земли, уводили в плен население (в 1551 г. в Казани находилось более 60 тысяч русских пленных). Татарская опас ...

Причины перехода к новой экономической политике
В первой половине 20 – х гг. положение Советской России было просто катастрофическим. Такая ситуация сложилась по окончанию Гражданской войны. Во-первых, страна пережила две революции в 1917 году, одновременно переживая события I мировой войны, где положение на фронтах для русской армии было неудачным. Сразу после окончания революции ок ...

Украинские земли под властью империй. (19 - начало 20 ст.)
К середине 19 ст. девять украинских губерний входили в состав Малороссийского, Киевского, Новороссийско-Бессарабского генерал-губернаторств России. За столетие их население выросло втрое с 7,7 до 23,4 млн. человек, в том числе и за счет миграции других народов. Украинская нация развивалась в основном как крестьянская: в конце 19 ст. в с ...