Подсистема церковных судов в 1721-1723 годах
Страница 2

История » Подсистема церковных судов в 1721-1723 годах

Остается добавить, что в Духовном регламенте предусматривалось четыре случая, когда суду Духовной коллегии (по первой инстанции) подлежал глава органа епархиального управления. По ст. 10 и 16 раздела «Дела епископов» ч. 2-й Духовного регламента и по ст. 14 и 15 упомянутого раздела «Како же лутне может быть сие посещение», епархиальный архиерей попадал под суд коллегии, во-первых, за поставление в священники «неученого человека», во-вторых, за необоснованное наложение анафемы, в-третьих, за предоставление фальсифицированных сведений о состоянии дел в епархии. В-четвертых, епископ был подсуден Духовной коллегии за притеснения подчиненных ему лиц («аще кто от него [епископа] знатно изобижен будет»).

Между тем, не прошло и полутора месяцев после издания Духовного регламента, как юрисдикционные полномочия русской православной церкви оказались увеличены по кругу лиц. Согласно закону от 3 марта 1721 г. (изданному в развитие высочайших резолюций от 14 февраля 1721 г. на докладе Духовной коллегии), в подсудность Синода и его местных органов были переданы крестьяне и управители церковных вотчин (патриарших, архиерейских и монастырских). По верному замечанию П. В. Верховского, это было «неожиданное и очень крупное» расширение судебной компетенции новоучрежденного Святейшего Синода, под юрисдикцию которого в одночасье перешло свыше полумиллиона человек'.

В том же марте 1721 г. Петр I уточнил и объем полномочий Синода в отношении суда над духовенством. Согласно закону от 15 марта 1721 г. (изданному в форме высочайших резолюций на доклад Святейшего Синода), лица, имевшие духовный сан, подлежали церковному суду по всем делам, за исключением государственных преступлений, «явных злодейств» (убийств и разбоев), а также гражданских дел, связанных с участием представителей духовенства в промыслах, торгах и откупах. Соответственно, исковые челобитные на лиц духовного звания надлежало отныне подавать в Синод.

В такой обстановке Святейший Синод выступил с инициативой дальнейшего увеличения полномочий органов церковного правосудия всех уровней. В п. 3 доклада, направленного императору в ноябре 1721 г., Синод предложил перевести под исключительную юрисдикцию церковных властей как духовенство, так и все население церковных земель. Мотивировалось это предложение тем, что духовенство и население церковных земель «удобнее видится иметь под одним ведением и охранением Синода».

Если бы законодатель принял указанное предложение Синода, то русская церковь могла бы в 1721 г. вернуться к столь широкому объему юрисдикционных полномочий, каковым она обладала разве что по Уставу князя Владимира о десятине. Между тем, масштабные притязания Святейшего Синода касательно увеличения церковной юрисдикции возникли отнюдь не случайно. И дело здесь было не только в устремлениях тогдашних синодских руководителей приблизить объем власти Синода к объему власти патриарха — на что указал П. В. Верховской (хотя нет сомнений, что в 1721 г. имела место и эта тенденция).

Быстро сформировавшиеся ведомственные амбиции Святейшего Правительствующего Синода имели куда более серьезные предпосылки, носили в значительной мере объективный характер. Представляется совершенно очевидным, что в синодском докладе от ноября 1721 г. проступили две глубинные — и взаимопересекавшиеся — традиции отечественного государственного и церковного строительства.

Первая из них — традиция церковного строительства — заключалась в том, что русская православная церковь издревле обладала значительными судебными полномочиями (сокращавшимися, правда, мало-помалу на протяжении XV— XVII вв.). Менее стародавняя традиция государственного строительства состояла в том, что организационная модель «единого хозяина» воплощалась в нашей стране не только на региональном уровне (о чем уже шла речь выше), но и на уровне тех центральных органов власти, которые ведали теми или иными профессиональными и социальными группами (что порождало в XVI—XVII вв. отмеченную «судебную чересполосицу»). Нельзя также не обратить внимание, что в приведенном фрагменте п. 3 синодского доклада от ноября 1721 г. оказался сформулирован основополагающий принцип ведомственной юстиции: «иметь под одним ведением и охранением» или, выражаясь по-современному, «кем управляешь, того и судишь».

Страницы: 1 2 3 4 5

Основные итоги и особенности зимней кампании 1942-43 г.
Зимняя кампания 1942/43 г., продолжавшаяся четыре с половиной месяца, имела огромное военно-политическое значение. В этой кампании Красная Армия, перейдя в контрнаступление под Сталинградом, захватила стратегическую инициативу, развернула наступление на огромном фронте и продвинулась в западном направлении на 600 - 700 км. Началось масс ...

Вве­де­ние
Дав­но под­ме­че­но, что ре­аль­ные ре­зуль­та­ты ре­форм, как и наи­бо­лее объ­ек­тив­ные их оцен­ки, по­яв­ля­ют­ся не сра­зу, а спус­тя не­ко­то­рый про­ме­жу­ток вре­ме­ни. От­сю­да про­ис­те­ка­ет вся их труд­ность для по­ни­ма­ния в пе­ри­од, ко­гда ре­фор­мы толь­ко раз­вер­ты­ва­ют­ся, толь­ко на­би­ра­ют тем­пы. Ме­ж­ду тем ...

Литературные сведения древних авторов
Античной литературной традиции известно более тридцати древних писателей, в той или иной связи упоминавших в своих трудах древнюю Македонию. Одни из них останавливались на ней более подробно, другие затрагивали ее историю вскользь и случайно. Известно, что македонскую историю писали греки, а не сами македоняне. Поэтому авторы интересова ...