Нравы придворной жизни Анны Ивановны
Страница 1

История » Анна Иоанновна в записках иностранцев » Нравы придворной жизни Анны Ивановны

Нравы, существовавшие при дворе Анны Ивановны, удивляли иностранцев: «Француз, привыкший заходить в королевские покои, чувствовал бы себя неуютно при петербургском дворе, где и по самым торжественным праздникам следует держаться на известной дистанции от персоны её величества, рядом с которой стоят только знатнейшие. Несколько странно также, что каждый, кто мимо дворца идёт, едет или плывёт на судне, должен обнажить голову». [11]

Также иностранцев удивляло пьянство при дворе, которое провоцировала сама императрица: «Обычай таков, что после того как присутствующие знатные персоны мастерски попьют за обедом, их призывают к её величеству, где они на коленях выпивают по бокалу венгерского вина, вмещающему добрых три квартера. Никого не принуждают пить больше одного такого бокала, но и всякий волен, выпить их несколько». [12]

При дворе Анны Ивановны была принята роскошь, которой не было при дворе её предшественников. Иностранцы поражались, ставшими привычными при дворе роскошными одеждами: «Сия государыня любит пышность, но сама одевается едва ли не хуже всего двора, за исключением торжественных дней и празднеств, когда облачается так, что никто не может ей подражать, особенно в отношении драгоценностей. За один её наряд, к которому она имеет много по-разному оправленных и различных цветов камней, можно было бы купить большие провинции. Придворные соревнуются между собой в роскоши». [13]

Иностранцы, находившиеся при дворе, восхищались пышностью и роскошью, присущей императрице, но одновременно с этим они видели много излишек при дворе. В три раза в сравнении со временем Петра I выросли дворцовые расходы. К примеру, до 100 тысяч рублей в год тратили на царскую конюшню – в два раза больше, чем на науку. В торжественные дни и праздники дома по всему городу украшаются иллюминацией, но поскольку все расходы ложатся на горожан, и это происходит довольно часто, то дома освещаются весьма экономно. Крепость, Адмиралтейство и огненный театр тоже освещаются большим количеством ламп. На иллюминацию тратится большое количество денег. На все праздники, в которых участвовала императрица, сжигали большие фейерверки, которые продолжались в среднем 30 минут. Дворец Анны Иоанновны тоже прекрасен: «Дворец великолепен; в нём её величество даёт аудиенции всем должностным лицам и по определённым дням обедает. Дворец очень обширен и величественен. Потолки превосходно расписаны, трон очень просторен».[14]

Предоставив государственное правление главным образом Бирону, Остерману и Миниху, Анна дала волю своим природным склонностям. Она как бы желала вознаградить себя за стеснения, испытанные ею в течение почти двадцатилетнего пребывания в Курляндии, и тратила громадные суммы на разные празднества, балы, маскарады, торжественные приемы послов, фейерверки и иллюминации. Даже иностранцы поражались роскошью ее двора

По своим увлечениям Анна Иоанновна была совершенно непредсказуема. В 1736 г. в России, по приказу Анны Ивановны, впервые появилась итальянская опера. Но одновременно с ней для императрицы ставили спектакли с драками. Балет и опера сменялись шутовскими шествиями, примитивными спектаклями итальянского площадного театра. Научные сообщения академиков соседствовали с непристойными шутками, драками потехами многочисленных шутов и дурок. Одним из самых любимых развлечений Анны было катание на лошадях и охота. Императрица очень любила стрелять и часто стреляла из окна по птицам. Стрелком она слыла превосходным. Впрочем, не сама по себе охота ее привлекала, а именно стрельба – и обязательно по живой мишени. Только за летний сезон 1739 г. Анна самолично лишила жизни 9 оленей, 16 диких коз, 4 кабанов, одного волка, 374 зайцев, 608 уток, 16 чаек. «Придворных дней два в неделю – воскресенье и четверг, когда иностранные министры, персоны в генеральском ранге и собственно придворные делают визиты. Императрица играет в пикет или на бильярде; иногда она лишь ходит вокруг карточного стола или развлекается с придворным шутом Педрилло… Императрица любит наблюдать за весельем своих подданых, но сама танцует редко».[15] Иностранцев поражали такие развлечения и они не понимали, как эти развлечения могут интересовать императрицу.

Иностранцы видели в Анне Ивановне желание развеять свою скуку и постоянное противоречие внутри неё. «Её величество встаёт очень рано и зимой обедает в двенадцать часов. Для её развлечения дважды в неделю идёт итальянская опера, которую содержит её величество. Туда допускают только тех, кто имеет билеты. В этой стране существует обычай шутить в первый день апреля. В 1735 г. её величество изволило забавляться звоном колокола, который там зовут пожарным; в него ударяют лишь в случае какого-либо большого несчастья. Но спустя три недели от молнии загорелась колокольня, что было расценено как кара, теперь этот нелепый обычай отменён. Другое развлечение – ходить смотреть спуск кораблей на воду, это действительно захватывающее зрелище. Императрица присутствует на церемонии спуска. Чтобы наблюдать за спуском корабля, для её величества и знати готовится удобное место, его покрывают красной тканью. Во время его схода её величество два или три раза крестится, молясь за удачную судьбу корабля».[16] Анна любила выступить в роли свахи и женить своих приближённых. Печально известна свадьба двух карликов в ледяном доме. Дамам при дворе нужно было уметь танцевать, со вкусом одеваться и даже кататься с ледяных гор.

Страницы: 1 2

Изменения в положении болгарских земель в XVIII в.
Восемнадцатое столетие перевело назревшие противоречия во внутри- и внешнеполитическом положении Османской империи в фазу всеобъемлющего структурного кризиса. Его содержанием был чрезвычайно медленный и крайне болезненный переход турецкого государства к новым формам социально-экономической и политической организации, а внешний контекст ...

Участие в Великой Северной войне
Брат и наследник Мустафы, Ахмед III (1703-1730), возведённый на трон восстанием янычар, обнаружил неожиданную смелость и самостоятельность. Он арестовал и спешно казнил многих офицеров войска янычар и отрешил от должности и сослал посаженного ими визиря Ахмеда-пашу. Новый визирь, Дамад-Гассан паша, усмирил восстания в разных местах госу ...

Правление Баязета II
Ни один из предшествовавших султанов не сделал столько для расширения пределов Османской империи, как Мехмед II, оставшийся в истории с прозвищем "Завоеватель". Ему наследовал сын его Баязет II (1481-1512) посреди смут. Младший брат Джем, опираясь на великого визиря Могамета-Карамание и пользуясь отсутствием Баязета из Констан ...