Судебник 1550 года
Страница 1

Основой нового Судебника стал Судебник 1497 г. Он подтверждал основные положения старого Судебника. Главные его изменения связаны с усилением центральной власти. В нём подтверждалось право перехода крестьян в Юрьев день, и была увеличена плата за «пожилое». Теперь феодал отвечал за преступления крестьян, что усиливало их личную зависимость от господина. Впервые было введено наказание за взяточничество государственных служащих.

В Судебнике явно видны два источника судопроизводства: государственный и земский.

Государственное правосудие и управление сосредотачивается в столице, где существуют чети, или приказы, к которым приписаны русские земли. «В них судят бояре или окольничие, дьяки ведут дела, а под ведомством дьяков состоят подьячие. В областях – судебное и административное деление на города и волости». «В них управляли наместники и волостели, которые могли быть с боярским судом (с правом судить подведомственных им людей, подобно боярам в своих вотчинах) или без боярского суда. Они получали города и волости себе «в кормление», т.е. пользование. Суд для них был доходною статьёю, но это был собственно доход государя, который передавал его своим слугам вместо жалованья за службу. Там, где они сами не могли управлять, посылали своих доверенных и тиунов. На суде наместников были дьяки и разные судебные приставы с названиями праветчиков (взыскателей), доводчиков (звавших к суду и также производивших следствие), приставов (которые стерегли обвинённых) и недельщиков (посылаемых от суда с разными поручениями)»[1].

Земское правосудие и управление представлено было в городах – городовыми приказчиками и дворскими, в волостях – старостами и целовальниками. Земские старосты делились на выборных полицейских выборных судебных. Население было разделено на сотни и десятки и выбирали себе блюстителей порядка – старост, сотских и десятских. Они ведали денежными и натуральными повинностями и вели разметные книги, где записывали всех жителей с дворами и имуществом. Старосты и целовальники выбирались волостями. Они должны были присутствовать на суде наместников и волостей. Все дела в суде писались в двух экземплярах (если было необходимо, проверялось соответствие их друг другу). У Земских старост были свои дьяки, занимавшиеся письмоводством, а у дьяков свои земские подьячие.

Важные уголовные дела подлежали особым лицам – губным старостам, которые избирались всем уездом (город с волостями) из боярских детей. Губные старосты были наделены большой властью и занимались судопроизводством по разбоям (некоторые местности получили своих губных старост ещё при малолетстве Ивана IV).

Судебник устанавливал порядок ограждения народа от произвола наместников и волостелей. Последние, в случае жалоб на них, подвергались суду. Выборные судьи могли посылать за людьми наместников и волостелей приставов, и если наместники и волостели взяли кого-либо под стражу и заковали, не заявивши о том выборным судьям, последние имели право силою освободить арестованных. Только служилые государевы люди подлежали одному суду наместников и волостелей. Судебник вводил только двоесудие. Но он же намечал последующее увеличение роли выборных органов. В последствии, Уставные грамоты, дававшиеся постепенно различным русским землям, давали перевес в суде выборному началу. «Мало-помалу управление наместников и волостелей совершенно заменялось предоставлением жителям права самим управляться и судиться посредством выборных лиц за взносимую в царскую казну как бы откупную сумму оброка»[2]. Наконец в 1555 году эта мера сделалась всеобщей, а в 1556 году кормления были отменены.

В Судебнике подробнее были регламентированы вопрос о розыске «лихих» людей и судебный процесс. Выборное право суда и управления развивало общественные сходбища. Все сословия – князья, дети боярские, крестьяне всех ведомств, присылали из своей среды выборных на сходбища, где председательствовал губной староста. Каждый мог и обязан был говорить на них, указывать на «лихих» людей и предлагал меры к их обузданию. Дьяк записывал такие речи (они принимались в руководство при поисках и следствиях). Очень важное значение получил обыск. Если по обыску показывали, что человек дурного поведения, то его подвергали пытке. Обыск был решающим фактором по делам, не имеющим ни сознания, ни улик. Судебник допускал поле, или судный поединок, но обыск в значительной степени вытеснял его из судопроизводства. Для предупреждения злоупотребления при обыске было введено наказание за это в виде смертной казни[3]. В последствии (после распада Избранной Рады), обыск потерял свою значимость, одобренных по обыску можно было предавать пытке и казнить на основании показаний, данных под пыткой. Должников же по Судебнику подвергали правежу – битьё должника всенародно по ногам палками – он мог продолжаться месяц за сто рублей долга, по истечении этого срока его выдавали заимодавцу головою, и он должен был отслужить свой долг работою[4].

Страницы: 1 2

Должность диктатора в Риме до Цезаря
Интерес к личности Цезаря находился в прямо пропорциональной зависимости от общего внимания к античности в целом. В середине века изучению античности уделяли недостаточное внимание, главным образом в связи с историей первоначального христианства. В Цезаре же в то время видели, прежде всего, некое олицетворение абсолютной императорской в ...

Культурно-интеллектуальное возрождение в Украине (19 - начало 20 века)
Развитие индустриализации, неизбежное при этом повышение уровня грамотности и общей культуры вызвали к жизни заметный национальный и духовный подъем. Национальная идея и становится одной из тех при помощи, которой интеллигенция овладела массами. Дело в том, что до определенного времени этнические особенности не являлись главным критери ...

Избавление Крыма от остатков контрреволюции. Месть посредством белого и красного терроров
В ноябре 1920 победители жаждали мести за те многочисленные жертвы, которые они понесли в ходе Гражданской войны от белых, которые, в свою очередь тоже мстили. Эту сторону Гражданской войны обстоятельно исследовал Архирейский в фундаментальном исследовании «Політичний терор і тероризм в Україні. ХІХ – ХХ ст. Історичні нариси». Он убедит ...