Правозащитная деятельность ученого
Страница 2

"У Андрея Дмитриевича, - вспоминал писатель Виктор Некрасов, - много странностей . ,но есть одна, к которой никак не могут привыкнуть, просто понять люди, считающие себя руководителями нашей страны. Этот человек ничего не боится. Ничего! И никого!"

"Наше общество заражено апатией, лицемерием, мещанским эгоизмом, скрытой жестокостью. Большинство представителей его высшего слоя - партийно-государственного аппарата управления . - цепко держатся за свои явные и тайные привилегии и глубоко безразличны к нарушениям прав человека, к интересам прогресса, к безопасности и будущему человечества. Другие, будучи в глубине души озабочены, не могут позволить себе никакого "свободомыслия" и обречены на мучительный разлад самих с собой . Для духовного оздоровления страны необходима ликвидация условий, толкающих людей на лицемерие и приспособленчество ." (А. Д. Сахаров).

Сахаров сознательно выбрал из всех возможных форм протеста правозащитную деятельность, так как считал, что советское общество более всего нуждается в защите человеческих прав и идеалов, а не в политической борьбе, которая, по его словам, неизбежно «толкает на насилие, сектантство и бесовщину». Гневные протесты Сахарова вызывали прежде всего политические процессы, проходившие тогда над инакомыслящими. Он считал своим долгом являться на каждый из них. Если его не пускали в зал суда, он никуда не уходил – часами и днями простаивал перед закрытыми дверями, демонстрируя таким образом свой протест. Вместе с тем он ходатайствовал, обращался в разные инстанции, взывал к международным организациям и Верховному Совету, помогал заключенным чем только мог.

На первый взгляд все это выглядело бессмысленной тратой сил. На его ходатайства не отвечали или давали понять, что он вмешивается не в свое дело, его протестов не замечали – власть продолжала свое дело. Приговоры не смягчали, арестовывали тех, кто помогал Сахарову, высылали его близких. В этом противостоянии слабого человека могучей и отлаженной государственной машине, казалось, было даже что-то нелепое.

Многие знавшие Сахарова искренне недоумевали: как он мог променять свое былое высокое положение, славу, деньги, престиж на эту мелочную и никчемную деятельность? Но Сахаров смотрел на происходящее другими глазами, понимая, что в деле защиты человеческих прав нет и не может быть никаких мелочей. Любой факт такого нарушения должен получить оценку в обществе – только таким образом можно заставить государство считаться с общественным мнением. И поскольку советское в основной своей массе было пока не готово адекватно реагировать на нарушение своих прав, Сахаров и его незначительные единомышленники должны были делать это одни. Конечно, своим протестом они не могли ничего добиться, но сам факт этого протеста был очень важен. Нельзя не признать, что в этой позиции (как бы не относились мы к самим взглядам Сахарова) было много личного мужества. Противопоставляя себя мощному идеологическому аппарату КПСС, он, конечно, понимал, что будет ошельмован, облит потоками грязи, подвергнется яростным нападкам обывателей, не имея возможности даже слова сказать в свое оправдание. И тем не менее, вступив на выбранный им тягостный путь, он в последующие годы ни на йоту не поддался назад.

В апреле 1972 года Сахаров составил текст обращения к Верховному Совету СССР об амнистии политзаключенных и об отмене смертной казни. Отмена смертной казни – исключительно важный в нравственном и социальном отношении акт для любой страны. В стране социализма, с ее очень низким уровнем правосознания при широко распространенной озлобленности этот акт был бы особенно важен. Под обращением Сахарову удалось собрать около пятидесяти подписей. Каждая из них – это очень весомый нравственно-общественный акт подписавшегося.

В сентябре 1971 года Сахаров обратился к членам Президиума Совета СССР с письмом о свободе эмиграции и беспрепятственного возвращения

Долгое время, расправляясь с его сторонниками, советские власти не решались трогать самого Сахарова. Открытые гонения на А. Д. Сахарова начались с письма сорока академиков, опубликованного в "Правде" в августе 1973 г., (Поводом к этому письму послужило первое интервью Сахарова иностранному корреспонденту шведского радио Улле Стенхольму). и продолжались более десятилетия. Но они оказались не в состоянии сломить его дух, веру. Андрей Дмитриевич продолжал выступать и письменно, и устно, отстаивая общечеловеческие ценности, защищая права конкретных граждан.

Страницы: 1 2 3 4

Боярская Дума при Иване IV
XVI в., в частности годы правления Ивана IV, считаются одной из мрачных полос в истории Российского государства. Именно на этот век пришлось наиболее сильное изменение Боярской Думы, как государственного органа управления. Эпоха боярского правления в малолетство Ивана IV ознаменовалась лишь ожесточенною борьбою между боярскими родами к ...

Иоанн VI (1740–1741), правление Анны Леопольдовны. Ноябрьский переворот 1741 г
Уже в 1731 году, вскоре после вступления на престол, Анна Иоанновна позаботилась о своем возможном преемнике. Им был провозглашен еще не родившийся сын племянницы императрицы — дочери ее сестры Екатерины и герцога Мекленбург-Шверинского Анны Леопольдовны. Последней было в то время лишь 13 лет. Спустя некоторое время ей подобрали жениха ...

Экономическое и политическое положение в России в конце 19 – начале 20 века
На рубеже 19 и 20 века общество вступило в новую фазу своего развития: капитализм стал мировой системой. Россия, вступившая на путь капиталистического развития позже стран запада, попала во вторую группу, куда входили такие страны как Япония, Турция, Германия, США. В начале 90-х гг. 19 в. в России начался промышленный подъем, который п ...