Женщины тверского княжеского дома
Страница 1

История » Женщины тверского княжеского дома » Женщины тверского княжеского дома

История в большей своей части мужественна, так как посвящена описанию «деяний мужей достохвальных». И особенно мужественна история средневековая. Место женщины в истории более чем скромное. И это место ей определено ее ролью в обществе: хранительницы очага, воспитательницы детей и молитвинницы за мужа. Но именно на женскую долю выпадало подчас самое сложное: разделять судьбу своего мужа и видеть смерть своих детей. И это не случайно. В системе ценностей средневековья мужчина носил на себе облик Христа. Он должен был взойти на свою Голгофу за людей своих. Женщина же несла на себе облик Богоматери. И ее цель жизни, ее жизненная программа было терпеливое ожидание. В своем ожидании женщина искала направляющей руки Божией и в любви, и в испытаниях, нередко выпадавших на ее долю. И ее молчаливый подвиг вполне мог бы стать предметом описания возвышенной романтической повести.

Действительно, такой была жизнь первой тверитянки, о которой рассказывают летописцы и народные легенды, женщины, соединившей в себе все эти качества, великая княгиня Ксения, жена первого Тверского князя Ярослава Ярославовича.

Княгиня Ксения стала второй женой князя Ярослава Ярославовича, овдавевшего в 1252 году. Более десяти лет хранил князь верность своей супруге, которая погибла во время татарского набега на Переяславль, пока не встретил Ксению. Согласно летописному сообщению, Ксения была дочерью новгородца, возможно – новгородского посадника Юрия Михайловича. Однако народное предание излагает историю Ксении совсем иначе, называя ее дочерью пречетника из села Едимоново, что находится в сорока километрах от Твери. Ксения была обручена с великокняжеским отроком Григорием (вариант – Георгий) и в скорейшем времени должна была выйти замуж. Однако великому князю Ярославу и простой сельской девушке в одну из ночей приснился сон, в котором они увидели друг друга суженными. После этого сна Ярослав Ярославович отправился посмотреть невесту своего отрока и с удивлением узнал в ней девушку, виденную им во сне. Узнала в приехавшем князе своего жениха из сна и Ксения. В тот же день состоялось венчание пары, которая была соединена Всемогущем Промыслом Божиим, а отрок Григорий принял монашество и поселился на берегу Волги в лесу, у места впадения в Волгу реки Тверцы. Так возник один из древнейших и наиболее почитаемых в Твери монастырей – мужской Отроч монастырь.

Даже если вся эта история и является плодом народной фантазии, ей нельзя отказать хотя бы в видимости достоверности. По представлениям русских людей XIII века женская судьба могла измениться в одночасье, как в широко известной сказке о Золушке. Но эта история, с точки зрения многих поколений тверичей – не сказка. Дело в том, что древнерусская культура настолько высоко превозносила женское начало в облике Богородицы, что личные достоинства женщины, степень ее подобия Пресвятой Деве, отодвигали на второй план соображения о знатности ее происхождения. В случае с княгиней Ксенией Юрьевной ее высокое достоинство и после смерти мужа обеспечивались «необыкновенной красотой, твердым характером, искренним благочестием и отличными административными способностями», как выразился современный автор Тверского патерика[1]. Другими словами, но о том же писали летописцы, величая тверскую княгиню премудрой, блаженной и преподобной.

Русская женщина средневековья искала направляющей руки Божией и в любви, и в испытаниях, нередко, а подчас и обильно выпадавших на ее долю. Ксения долго не могла родить сына. До Михаила Ярославовича у нее родилось две дочери. Михаил был «вымоленным» у Бога чадом и родился уже после смерти отца – зимой 1271 / 1272 года. Ярослав Ярославович скончался на обратном пути из Орды. Малолетний княжич остался на руках своей матери, которой вряд ли тогда было больше двадцати пяти лет. На плечи молодой княгини легла ответственность не только за молодого отрока Михаила, но и за столь же молодое и не вполне обустроенное Тверское княжество. Ксения Юрьевна с помощью первого тверского епископа Симеона прекрасно справилась с обеими задачами: она воспитала достойнейшего сына и к моменту его совершеннолетия вручила ему власть над одним из сильнейших княжеств Северо-Восточной Руси. Не случайно на одной из древних икон князь Михаил Ярославович и княгиня Ксения Юрьевна изображены держащими в руках тверской кремль – в определенном смысле Тверь действительно была передана из заботливых материнских рук в почтительные руки сыновние.

Страницы: 1 2 3 4 5

Арест Романовых.
В то время как Гучков и Милюков на коленях упрашивали Михаила ,,восприять верховную власть”, Исполнительный комитет Петроградского Совета на своем заседании 16 марта постановил предложить Временному правительству совместно с Советом рабочих депутатов ,,арестовать династию Романовых”. Вопрос о том, как произвести аресты, было поручено р ...

Внешняя политика России в начале XX в.
В 1894–1895 гг. Япония начала, а в 1897 г. Германия продолжила территориальные захваты в Китае, что послужило сигналом для англичан, французов, португальцев, занявших ряд портов на китайском берегу. Не осталась в стороне и Россия, но она - в отличие от других - делала упор не на военные, а на политические методы. Воспользовавшись заключ ...

Расцвет османского могущества (1453-1614)
Взятие Константинополя сделало Османское государство могущественной державой. Это была уже не орда в 50 000 мужчин и женщин; это было государство, способное выставить армию в 250 000 чел., сохраняя в то же время сильные гарнизоны в различных местах обширной территории. Такой рост численности турок объясняется лёгкостью, с которой они а ...