В составе оппозиции
Страница 2

История » Вильгельм Оранский » В составе оппозиции

Чистозвонов пишет, что принц был достаточно дальновидным политиком, чтобы понимать необходимость маскировки своих истинных целей, поэтому он вел свои дела в глубочайшей тайне: внешне он прикидывался «патриотом», «сторонником демократии» а его приверженцы старательно окружали принца орелом «бескорысного и непоколебимого борца за свободу и независимость родины».[xviii] Нам кажется, что такая оценка слишком жесткая. Конечно, Вильгельм Оранский прежде всего заботился о своих интересах, но он боролся также за независимость Нидерландов от жестокого владычества Испании. Конечно, пятно на «патриотизм» принца кладет его опора на иноземцев, прежде всего Францию и Англию. Тем не менее говорить, что принцу были полностью безразличны интересы страны, нельзя.

C помощью немецких князей и французских гугенотов принц с братом дважды вторгались в Нидерланды, чтобы свергнуть режим Альбы и, овладев южными провинциями, выполнить намеченную программу.

Но все надежды принц возлагал только на наемников и не желал объединять свои военные операции с действиями лесных гезов, не хотел поднимать народ на восстание.

Вильгельм Оранский очень надеялся на иностранную помощь, о чем говорится в его письме-манифесте Дидриху Сонуа – одному из эмиссаров принца: «Теперь вы легко можете видеть, что принц не может дольше вести этого великого дела один, так как он потерял земли, вассалов и имущество и уже употребил в дело все, что у него осталось, и, кроме того, наделал тяжелых долгов».[xix]

Первый поход (1968) закончился бесцельно. Перед вторым походом брат принца, Людовик Нассауский, вел циничный торг с французским королем Карлом IX и Англией, обещая им нидерландские земли.[xx] Разумеется, такой торг не мог состояться без ведома Вильгельма и характеризует последнего не с лучшей стороны.

После введения Альбой десятипроцентного налога алькабалы и вспыхнувшего за тем восстания побудили принца Оранский несколько пересмотреть свои действия.

Успехи восстания побудили его обеспечить свое влияние на ход событий в северных провинциях, назначая переданных лиц на важные посты восставших городов и гарнизонов, сосредотачивая в своих руках высшую исполнительную и военную власть.

Но, делая это, принц не считал революционный Серев подходящей опорой для осуществления своих планов. Овладев более консервативными южными провинциями, опираясь на этот плацдарм, на внешних союзников и на своих ставленников в отложившихся провинциях, Вильгельм Оранский хотел прийти на Север триумфатором, чтобы продиктовать свои условия, а не принимать условий, навязанных победившей революцией. Поэтому принц рассматривал восстание на Севере как дело второстепенное и досадовал на его «преждевременность». «Принц Оранский, узнав об этом народном восстании, не проявлял никакого удовольствия, - писал хронист Хуго Гроцкий, - наоборот, он жаловался, что эти небольшие успехи помешают главному мероприятию, которое он готовил.

Этим мероприятием был тот поход в Нидерланды, о дипломатической подготовке которого говорилось выше (1572). Принц, однако, и в этом походе не стяжал лавров. Он меньше всего был склонен раздувать в южных провинциях народное восстание, надеялся на наемников. Но принц не обладал особыми полководческими талантами, и, измотав в бесконечных маршах и контрмаршах свою и без того слабо организованную армию, принц не мог оказать реальной помощи даже осажденному в Монсе Людовику Нассаускому, который 21 сентября 1572 года сдался войскам Альбы на почетную капитуляцию.Этот поход принца имел лишь то положительное значение, что на время отвлек внимание и главные военные силы испанцев на южный театр военных действий и тем способствовал успехам революции на севере страны.[xxi]

Итак, принц Оранский оказался во главе оппозиции испанскому режиму. Однако он не был радикалом и был готов пойти на компромисс с испанскими властями. Он также не возлагал надежд на восставший народ и хотел решить дело с помощью наемных войск, пожертвовав даже несколькими провинциями.

В этом проявилась психология аристократа. Однако принц был достаточно гибким политиком, чтобы при успехах народа изменить свою тактику. Впрочем, нельзя обвинять принца в полном отсутствии патриотизма и абсолютном безразличии к судьбе страны (иначе бы он при своем богатстве, связях и положении мог добиться власти и положения полным переходом на сторону Испании), хотя, конечно, на первом месте стояли его личные интересы.

Страницы: 1 2 

Правление Абдул-Хамида I
Империя в это время чуть не повсеместно находилась в состоянии брожения. Греки, возбуждённые Орловым, волновались, но, оставленные русскими без помощи, они скоро и легко были усмирены и жестоко наказаны. Ахмед-паша Багдадский объявил себя независимым; Тахер, поддерживаемый арабскими кочевниками, принял звание шейха Галилеи и Акры; Египе ...

Второй этап войны
Несмотря на разгром Ордена правительство Ивана Грозного стояло перед трудным выбором: либо уступить Прибалтику в ответ на ультимативное заявление Польши и Литвы (1560 г.), либо готовиться к войне против антироссийской коалиции (Швеция, Дания, Польско-Литовское государство и Священная Римская империя). Иван Грозный предпринял попытку изб ...

Общественное устройство
Может быть, Екатерина II и хотела помочь русским крепостным, но она очень хорошо помнила, что на трон ее возвели дворяне. Императрица знала: при первых же ограничениях привилегий правящего класса, она могла потерять власть. Поэтому в своей политике Екатерина постоянно делала уступки дворянам, а положение крестьянства все ухудшалось и ух ...