Первая Мировая война: настроения в тылу. Особенности настроений российского общества в начальный период первой мировой войны
Страница 1

История » Первая мировая война - настроения на фронте и в тылу » Первая Мировая война: настроения в тылу. Особенности настроений российского общества в начальный период первой мировой войны

Настроения российского общества в годы первой мировой войны тесно связаны с успехами (неудачами) русской армии на фронтах первой мировой войны. В 1914 году, еще до официального начала первой мировой войны, с июня месяца, когда произошло знаменитое убийство в Сараево, приведшее в свою очередь к обострению противоречий Австро-Венгрии и Сербии, которые в свою очередь привели к общеевропейскому конфликту, настроения российского общества с полным основанием можно назвать «эйфорическими».

Эта эйфория была связана с тем, что официальная пропаганда Российской империи преуменьшала возможные последствия конфликта и военную мощь «тройственного союза». Считалось, что буквально через несколько месяцев после начала конфликта, Германия, зажатая в «тиски» двумя членами «Антанты», будет вынуждена пойти на уступки, а ее союзник – Австро-Венгрия, в одиночестве борьбу продолжать не станет.

Как мы знаем, такие прогнозы были в корне ошибочны, и начало Первой мировой войны, в целом, опровергло эти соображения. Однако национальный подъем, который присутствовал летом 1914 года, имел довольно большую силу и его силы, в целом, хватило на несколько первых месяцев войны. Претензии России на черноморские проливы и Константинополь в целом одобрялись большинством населения страны и давали определенный стимул к продолжению борьбы. Волна патриотизма, рост антинемецких настроений – лишь некоторые из многих тенденций, которые были характерны для того периода. Характерным нам кажется эпизод, когда в августе 1914 года толпа ворвалась в немецкое посольство и разгромила это здание[1].

Первые сражения, особенно наступательная операция русских войск в Пруссии осенью 1914 года, фактически спасшая от разгрома Францию, хотя и не оправдала имеющихся надежд в полной мере, однако оставляла некоторые основания для оптимизма. Галицийская битва, в которой русская армия полностью разгромила единственного союзника Германии — Австро-Венгрию, продвинувшись вглубь территории противника до 350 км, подкрепила эти надежды.

Сохранилось немало источников, свидетельствующих об отношении различных слоев населения России к первой мировой войне в 1914 году[2].

Общая оценка историков сводится к признанию патриотического подъема, охватившего всю страну - от царствующей династии до крестьян. При этом ссылаются на такие факты как прекращение забастовок, успешная мобилизация, добровольческая запись в действующую армию, крупные пожертвования на счет обороны, достаточно заметное участие населения в военных займах государства и другие.

В Санкт-Петербурге, в первые месяцы войны, наблюдалось множество фактов, в целом иллюстрирующих настроения российского общества того периода. Так в Санкт-Петербурге каждый день проходили демонстрации в поддержку царя и союзников. Современники описывают это так: «Рабочие оставляли красные революционные флаги и брали в руки иконы, портреты царя. Студенты покидали университеты и добровольно уходили в армию. Офицеров, встречавшихся на улицах, восторженно качали на руках»[3].

Приведем еще одно мнение авторитетного современника тех событий. Керенский писал об этом периоде следующее; «в 1914 г. народ сразу расценил конфликт с Германией как свою кровную войну, когда на карту была поставлена судьба России»[4].

Однако Лодзинская и Варшавско-Ивангородская операции привели к тому, что на восточно-европейском театре боевых действий (как и на Западном) установился позиционный фронт. Стало понятно, что война будет затяжной.

Война потребовала мобилизации человеческих и всех материальных ресурсов. В настоящее время исследователи признают, что Россия не была готова к велению затяжной изнурительной войны, что ее программа военного развития находилась в процессе реализации, далеком до завершения, не было конкретного плана мобилизации всех ресурсов на нужды фронта.

Страницы: 1 2

Ленин во главе соцстроительства
В последние месяцы 1920 года основные силы внутренней контрреволюции и иностранной интервенции были разгромлены и советский народ приступил к восстановлению разрушенных войной промышленности и сельского хозяйства, к социалистическому строительству. Положение в республике оставалось тяжелым. В этих условиях трудно было поверить, что в к ...

Раскопки крупных земляных курганов с применением раскопочной техники
В мировой археологии при полевых исследованиях широко применяется раскопочная техника: разной мощности скреперные лопаты и бульдозеры, транспортеры, подъемники для земли и др. В СССР скреперы и бульдозеры за последние годы нашли широкое применение при исследовании скифских, сакских и других крупных земляных курганов, содержащих нескольк ...

Начало наступления союзников на Японию. Захват Иводзимы и Окинавы. Завершение освобождения Филиппин. Захват Иводзимы
К началу 1945 г. японские вооруженные силы и японское государство в целом находились на пороге катастрофы. Поражения на Марианских островах и Филиппинах в 1944 г. предопределил окончательный уход японской армии и почти переставшего существовать флота в глухую и в общем бесперспективную оборону. Стремительно надвигающееся поражение единс ...