Первая Мировая война: настроения в тылу. Особенности настроений российского общества в начальный период первой мировой войны
Страница 1

История » Первая мировая война - настроения на фронте и в тылу » Первая Мировая война: настроения в тылу. Особенности настроений российского общества в начальный период первой мировой войны

Настроения российского общества в годы первой мировой войны тесно связаны с успехами (неудачами) русской армии на фронтах первой мировой войны. В 1914 году, еще до официального начала первой мировой войны, с июня месяца, когда произошло знаменитое убийство в Сараево, приведшее в свою очередь к обострению противоречий Австро-Венгрии и Сербии, которые в свою очередь привели к общеевропейскому конфликту, настроения российского общества с полным основанием можно назвать «эйфорическими».

Эта эйфория была связана с тем, что официальная пропаганда Российской империи преуменьшала возможные последствия конфликта и военную мощь «тройственного союза». Считалось, что буквально через несколько месяцев после начала конфликта, Германия, зажатая в «тиски» двумя членами «Антанты», будет вынуждена пойти на уступки, а ее союзник – Австро-Венгрия, в одиночестве борьбу продолжать не станет.

Как мы знаем, такие прогнозы были в корне ошибочны, и начало Первой мировой войны, в целом, опровергло эти соображения. Однако национальный подъем, который присутствовал летом 1914 года, имел довольно большую силу и его силы, в целом, хватило на несколько первых месяцев войны. Претензии России на черноморские проливы и Константинополь в целом одобрялись большинством населения страны и давали определенный стимул к продолжению борьбы. Волна патриотизма, рост антинемецких настроений – лишь некоторые из многих тенденций, которые были характерны для того периода. Характерным нам кажется эпизод, когда в августе 1914 года толпа ворвалась в немецкое посольство и разгромила это здание[1].

Первые сражения, особенно наступательная операция русских войск в Пруссии осенью 1914 года, фактически спасшая от разгрома Францию, хотя и не оправдала имеющихся надежд в полной мере, однако оставляла некоторые основания для оптимизма. Галицийская битва, в которой русская армия полностью разгромила единственного союзника Германии — Австро-Венгрию, продвинувшись вглубь территории противника до 350 км, подкрепила эти надежды.

Сохранилось немало источников, свидетельствующих об отношении различных слоев населения России к первой мировой войне в 1914 году[2].

Общая оценка историков сводится к признанию патриотического подъема, охватившего всю страну - от царствующей династии до крестьян. При этом ссылаются на такие факты как прекращение забастовок, успешная мобилизация, добровольческая запись в действующую армию, крупные пожертвования на счет обороны, достаточно заметное участие населения в военных займах государства и другие.

В Санкт-Петербурге, в первые месяцы войны, наблюдалось множество фактов, в целом иллюстрирующих настроения российского общества того периода. Так в Санкт-Петербурге каждый день проходили демонстрации в поддержку царя и союзников. Современники описывают это так: «Рабочие оставляли красные революционные флаги и брали в руки иконы, портреты царя. Студенты покидали университеты и добровольно уходили в армию. Офицеров, встречавшихся на улицах, восторженно качали на руках»[3].

Приведем еще одно мнение авторитетного современника тех событий. Керенский писал об этом периоде следующее; «в 1914 г. народ сразу расценил конфликт с Германией как свою кровную войну, когда на карту была поставлена судьба России»[4].

Однако Лодзинская и Варшавско-Ивангородская операции привели к тому, что на восточно-европейском театре боевых действий (как и на Западном) установился позиционный фронт. Стало понятно, что война будет затяжной.

Война потребовала мобилизации человеческих и всех материальных ресурсов. В настоящее время исследователи признают, что Россия не была готова к велению затяжной изнурительной войны, что ее программа военного развития находилась в процессе реализации, далеком до завершения, не было конкретного плана мобилизации всех ресурсов на нужды фронта.

Страницы: 1 2

Истоки культа императора. Сакральное почитание правителей в древности вне пределов Рима
Об императорском культе, его происхождении, его связи с культом эллинистических царей, его организации, значении существуют разные мнения. Традиция сакрализации царской власти была присуща практически всем древневосточным обществам, но конкретные формы этой сакрализации в разных государствах могли существенно отличаться друг от друга и ...

Особенности тактики русского войска в третьем походе Ивана IV Грозного на Казань (1552 г.)
Борьба с Казанским ханством была одной из важнейшие внешнеполитических задач Русского государства. Казанское, Крымское и Астраханское ханства, образовавшиеся на развалинах Золотой Орды, совершали грабительские набеги на русские земли, уводили в плен население (в 1551 г. в Казани находилось более 60 тысяч русских пленных). Татарская опас ...

Боярская дума как высший орган власти централизованного русского государства. Компетенции Боярской Думы
Боярская дума, по определению С.М. Каштанова4, не имела раздельной от монарха самостоятельной компетенции. Наряду с вопросами общегосударственной важности Дума рассматривала дела о земельных пожалованиях и служебных назначениях, о всех, даже мелких, нарушениях закона. Для решения различных дел создавались комиссии, постановления которых ...