День первый 6 апреля
Страница 2

История » Штурм Кенигсберга » День первый 6 апреля

Так проходил первый день штурма Кенигсберга с южной сторо­ны — той части города, где сегодня находится Балтийский район Калининграда.

Основной удар наносился по северной части Кенигсберга. Так же, как и на других участках, за четыре дня до штурма здесь велась интенсивная артиллерийская подготовка. Отсюда с полевых аэро­дромов наносились мощные бомбовые удары по укрепленным объ­ектам противника. Северная группировка объединяла войска 50, 43 и 39-й армий.

Сегодня с шоссе, идущего на Светлогорск, виден стоящий на пригорке у развилки дорог двухэтажный дом. Здесь и располагался командный пункт, откуда Маршал Советского Союза А. М. Васи­левский, его заместитель генерал армии И. X. Баграмян и другие военачальники руководили штурмом Кенигсберга. 6 апреля перед самым рассветом сюда прибыли Василевский и Баграмян. Непре­рывно звонили телефоны, командиры корпусов и дивизий докла­дывали о готовности войск к штурму.

В девять часов утра с противоположной стороны Кенигсберга донесся гул орудий. Это заговорила артиллерия 11-й армии, южные вступили в бон. А вскоре более тысячи орудий северной группи­ровки обрушили на город всю мощь своего огня. В полдень пошла в бой пехота. Сразу же обозначился успех. Стрелки овладели пер­вой, а затем и второй линией траншей. Уже через час командир 54-го корпуса генерал А. С. Ксенофонтов доложил, что штурмовой отряд капитана Токмакова достиг и окружил форт N 5 «Шарлоттенбург», считавшийся одним из самых мощных опорных пунктов врага. Се­годня там сооружен мемориальный комплекс, и, вероятно, мало кто из калининградцев и гостей города не посетил это место.

Окружить сильно укрепленный форт — это еще далеко не все. Взять его — гораздо сложнее. Тогда было принято единственно правильное решение. Штурмовые группы оставили форт у себя в тылу, а сами продолжили наступление на городское предместье Шарлоттенбург (Лермонтовский поселок Центрального района). Форт блокировали подразделения 806-го полка второй линии. Сюда же было подтянуто подразделение саперов, подошли само­ходные артиллерийские установки.

Вскоре после начала штурма чуть было не произошла трагедия. Главный командный пункт был накрыт залпом вражеского артил­лерийского дивизиона. Генерал армии И. X. Баграмян получил лег­кие ранения, а генерал А. П. Белобородов — контузию. Через не­сколько минут с передовой возвратился маршал А. М. Василевс­кий. Вместо соболезнования он отчитал генералов: на дворе откры­то стояли джипы. Они-то и демаскировали командный пункт. Двое из находившихся на КП офицеров погибли.

К исходу дня 235-я дивизия генерала Луцкевича полностью очистила Шарлоттенбург. В центре успешно наступали дивизии 13-го гвардейского корпуса генерала Лопатина. Труднее всего было на правом фланге. Части 39-й армии, нацеленные на коридор Кениг­сберг — Фишхаузен (Приморск), продвигались очень медленно.

Пятая танковая и другие дивизии земландской группировки противника не раз бросались в контратаку, пытаясь не допустить полного окружения Кенигсберга. С боем, неся значительные потери, приходилось брать буквально каждый метр.

Плохая погода мешала в первый день штурма действиям авиации. Бомбардировщики практически бездействовали. Атакующие части поддерживали штурмовики ИЛ-2, выполняющие задачу не­посредственного сопровождения пехоты. Удары авиации обеспечивали авианаводчики. Они находились в боевых порядках наступаю­щих частей, имея в своем распоряжении подвижные радиостанции. Основными целями штурмовиков являлись огневые точки, артил­лерийские позиции, танки и пехота противника. Только во второй половине первого дня штурма облачность несколько разрядилась, что позволило поднять в воздух больше самолетов. Вражеская авиация серьезного сопротивления не оказывала. Произошло всего несколько воздушных боев, да и то это были случайные встречи. гитлеровские летчики просто не могли от них уклониться.

По мере приближения ночи бои в городе ослабевали. К сожале­нию, задачи, поставленные перед войсками, были выполнены не полностью. Продвижение атакующих частей составило от двух до четырех километров. Но было сделано главное: вражеская оборона взломана, противник понес большой материальный урон, наруши­лась связь между его частями и командными пунктами. Что очень важно — противник, ощутив всю мощь наступающих, понял, что отстоять город невозможно, что окруженный гарнизон обречен на поражение. Солдаты и офицеры, в том числе и старшие, начали добровольно сдаваться нашим войскам.

Страницы: 1 2 3

Завоевания в Eвpoпе до взятия Константинополя (1306-1453)
1352 г. - захват Дарданелл 1358 г. - Косова поля После взятия Галлиполи турки укрепились на европейском берегу Эгейского моря, Дарданелл и Мраморного моря. Сулейман умер в 1358 г., и Орхану наследовал второй его сын, Мурад (1359-1389), который хотя и не забывал о Малой Азии и завоевал в ней Ангору, но центр тяжести своей деятельности ...

Пехота.
Одной из первых реформ, проведенных Пе­тром, стала реформа по переобмундирова­нию и перевооружению армии. Под стенами Азова и Нарвы большая часть русских войск еще облачалась в кафтаны стрелецкого типа, но уже с укороченными полами и, в общем-то, вполне удобными. Но после нарвского «конфуза» государь начал решительнее евро­пеизировать с ...

Сведения о жизни македонских племен
Более подробно можно проследить в источниках межплеменную борьбу македонских племен, а также борьбу их с соседями — иллирийцами и фракийцами. Вся история Македонии до IV века наполнена межплеменной борьбой, не дававшей долгое время утвердиться прочному государственному [63] порядку. Геродот уверяет, что племенная вражда между ними была ...