Реальность и ее оценки
Страница 2

Программа репрессий изложена уже в сталинском письме В.Р. Менжинскому от 26 июня 1927 г., где названы и «повальные аресты», и «показательные процессы», и «публикации показаний» арестованных и уже расстрелянных. Первая «массовая операция» началась в июне 1927 г. с расстрела 20 бывших монархистов и ареста 9 тыс. крестьян. Но дальнейшее исполнение намеченной И.В. Сталиным программы натолкнулось на сопротивление части партийно-советского руководства, «не вычищенного» еще от будущих «врагов народа».

Программу удалось реализовать в 1937 – 1938 гг. на апогее «большого террора», когда по официальной статистике НКВД было арестовано 1 565 041 человек, в том числе крестьян – 787 397 человек. Расстреляно 668 305 человек, в том числе крестьян – 386 798 человек. Их арестовывали и расстреливали, руководствуясь приказом № 00447 . В литературе последнего времени появилась тенденция объяснять массовость террора и потрясающее число расстрелов произволом местных властей.

Произвол на местах действительно имел место, но ни в какой мере он не снижает роли и ответственности сталинского руководства, которое знало обо всем и выступило с осуждением местного произвола крайне редко. Происходило это, как правило, лишь тогда, когда местные организации отказались выполнять директивы сверху о еще больших репрессиях. Примером могут служить случаи «неповиновения» в условиях голодного 1933 г. Известны факты сталинской расправы с руководителями учреждений, пытавшихся ограничить вывоз раскулаченных семей в нежилые места возможностями организации спецпоселений и тем самым не допустить вымирания спецпоселенцев, особенно детей и стариков, от голода и отсутствия жилья, одежды и обуви.

Сталинизм как явление основывался на репрессивной сущности, которая оставалась с ним неизменно. Его карательные проявления возобновились и сразу после войны. Это нашло отражение в «Ленинградском деле», «Деле врачей», «Мегрельском деле», в арестах помимо массовых политических кампаний в цепях пополнения ГУЛАГа. Речь идет о сотнях тысяч «зеков», попадавших в его систему. Но неосведомленностью не объяснить славословия И.В. Сталину и всей его деятельности в книге В.В. Карпова «Генералиссимус» (2003 г.).

Автор, Герой Советского Союза, был удостоен этого звания во время Великой Отечественной войны. Однако никакое звание не может оправдать автора, отошедшего от объективности. Он не остановился даже перед использованием признаний подсудимых на судебных процессах 30-х гг. XX в., точно так же, как и «впечатлений» журналистов, слышавших эти признания. Действительное происхождение признательных показаний на сталинских процессах давно выяснено. Нужно потерять остатки совести, чтобы умалчивать о пытках, служивших способом добывания нужных сталинскому руководству признаний.

Но нельзя пройти мимо представленных в его книге данных о «фактических» итогах массовых репрессий и их специфической интерпретации. Карпов приводит справку о численности репрессированных за 1919 – 1930 гг. и за 1930 – 1940 гг., якобы составленную в ОГПУ для И.В. Сталина. Для исследователей, работающих над документами подобного типа, уже сама по себе форма этого «документа» обнаруживает его не соответствие реальности. Проведенной в 2003 г. руководством Центрального архива ФСБ России проверкой «Справка народного комиссара внутренних дел Л. Берии товарищу Сталину о применении органами НКВД СССР репрессий за период с 1919 по 1940 г. не выявлена»

И “оформление указанной справки”, и ее содержание приводят к заключению, что «документ, опубликованный в книге «Генералиссимус», является сфальсифицированным». Главное же и неопровержимое доказательство фальшивости приведенной в «Генералиссимусе» справки, как считает В.П. Данилов, – ее содержание. Здесь нет ни одной цифры, отражавшей действительность. Ограничимся оценкой основных показателей, относящихся к 1930 – 1940 гг.: « . осуждено врагов народа . по ст. 58 УК РСФСР по приговорам судов 1 300 949 чел. Из них расстреляно 892 985 чел . В том числе . бывшие ленинские партийные лидеры, вставшие на путь контрреволюции; осуждено – 937 110 чел. Расстреляно 686 271 чел .».

Чтобы оценить смысл всей предпринятой В.В. Карповым фальсификации, приведем вывод, сформулированный им о так называемых «врагах народа»: «… во главе с Троцким они занимали высокие посты в НКВД, прокуратуре, судах, лагерях и партийных органах. Сталин помнил многих по именам (да и списки сохранились). Всегда помнил он и их черные дела, когда решения партии доводились до абсурда и компрометировались добрые начинания истинных большевиков. Сталин все помнил. И они за все заплатили».

Оценить цифры, указанные В.В. Карповым, и его трактовку репрессий поможет «Сводка Первого специального отдела НКВД о количестве арестованных и осужденных за время с 1 октября 1936 г. по 1 июля 1938 г.», то есть в апогей сталинского террора. В ней содержатся, например, данные о численности национальных групп. Репрессировались люди разных профессий, в значительной мере горожане, часто иностранные подданные, хотя деревенские жители и в это время составляли половину попавших в жернова террора, 699 929 человек только по приказу № 00447.

Страницы: 1 2 3

Россия в начале XX в.
Новые тенденции в развитии капиталистической системы на рубеже веков. Переход России к империализму. Изменения в социальной структуре общества. Политический кризис самодержавия накануне первой русской революции. Общественно-политические движения в начале века. Активизация либеральной оппозиции. Русско-японская война. Революция 1905-19 ...

Смерть Сталина. Ослабление репрессий
Смерть Сталина, наступившая в середине 70-летнего существования Советского Союза, ознаменовала решающий этап, конец целой эпохи, если не конец всей системы. Для главных соратников Сталина – Маленкова, Молотова, Ворошилова, Микояна, Кагановича, Хрущева Булганина, Берии – самой сложной оказалась проблема политического наследования Сталин ...

Настроения русской армии в годы Первой Мировой войны. Факторы, влияющие на настроения русской армии в 1914-1917 годах
Обратимся к настроениям, которые присутствовали в русской армии в период 1914-1917 годах. Их также можно условно разделить на две составляющие – на те настроения, которые мели место быть в начале войны и те трансформации, которым они подверглись в 1915-1917 годах. В начале войны атмосфера в армии была, в целом, схожа с настроениями в о ...