Жизнь и быт солдат.
Страница 1

История » Армия Пера I » Жизнь и быт солдат.

Медицинское дело в армии было постав­лено плохо, это сказывалось на лечении ра­неных и предупреждении инфекционных заболеваний, в то время как концентрация войск приводила к развитию эпидемий. Ле­карями, как правило, являлись иностранцы, а русские обычно исполняли вспомогатель­ную роль учеников. В полевых условиях проводились хирургические операции по удалению пуль и осколков, ампутации ко­нечностей и обработки ран, нанесенных хо­лодным оружием. Петр всемерно способ­ствовал развитию медицины и хирургии. Будучи в заграничной поездке, он сам обу­чился некоторым хирургическим приемам. Вместе с тем государь обратил внимание на чрезмерное увлечение хирургами-инозем­цами производством ампутаций в полевых условиях после огнестрельных поврежде­ний конечностей. В воинском Уставе Петра I по этому поводу сказано следующее: «Отсечение руки или ноги, или какой тяже­лой операции, без доктора или штаб-лекаря отсекать не должно, а должно с их совету как болящего лучше лечить. Если случится то же не в присутствии доктора или штаб-лекаря, то надлежит ему советовать о том со своею братиею — полковыми лекарями. Но разве где и полковых лекарей не случится, то по нужде лечить и отсекать самому». Военные врачи в полках петровской армии имели специальные сумки-«монастырки», в которых находились различные ножи, пилки, жгуты, лубки, нитки навощенные, иглы, шприцы-«прыскала», корпия («пух, наскребный от чистого плата»), «зелия», кровоостанавливающие и наркотические средства (мандрагора, опий), бутыли со спиртом и водкой — единственными и неза­менимыми средствами дезинфекции и на­ркоза. Часто к лекарским фургонам в по­ходе привязывались сзади собаки, так как хранившиеся запасы спиртного привле­кали наиболее «удалых» вояк. С поля боя раненые доставлялись к стану, в котором развертывались лекарские палатки вдали от боя и близко к воде. На кострах кипяти­лась вода в котлах, составлялись разборные операционные столы для высших чинов. Младшие офицеры и солдаты обычно опе­рировались на кожаных «одеялах», представляющих собой выдубленные бычьи шкуры, омываемые водой от крови после очередного раненого (академик АМН В. В. Кованов. Из статьи «Хирургия без чу­дес»).

В годы Северной войны рядовому армии Петра полагалось в год 21 пуд 30 фунтов муки (350 кг), 10 пудов гречневой или овся­ной крупы (160 кг), 24 фунта соли (11 кг). Мясная норма выражалась деньгами — 75 копеек в год (по тем временам не скудно, но и не богато). В походе ежедневно солдатом потреблялось около 800 г ржаного хлеба, примерно столько же говядины или бара­нины, 2 чарки (утром и вечером) вина или водки, гарнец (около 0,3 л) пива, а также крупа и соль. Питание лошадей по европей­ским меркам было очень скудным. Летом и осенью неприхотливые степные кони во­обще снимались с госдовольствия. В этот период кормить их обязаны были из бюд­жета уезда или волости, где квартировал полк. Зимой и весной казна выделяла 15 пу­дов сена и 8,5 пуда овса на лошадь. Кроме того, ее владельцу начисляли ежегодно 15 копеек — на 5 подков. Седло с бушматом, стоимостью 4 рубля, полагалось на 3 года службы. За хорошую обученную драгун­скую лошадь платили до 20 рублей. Слу­жить она должна была лет 15, но редкие эк­земпляры доживали до почетного «пен­сионного» возраста .

По сравнению с войском допетровской России дисциплина в новой армии могла бы показаться очень суровой. Но она почти не отличалась от порядков, заведенных в ар­миях Швеции, Англии, Франции, Австрии. Телесные наказания были повседневным явлением, но при этом не отличались ни изуверством, ни длительностью. Весьма распространенным видом являлся арест, под который сажали в оковах. С 1706 года в армии ввели наказание шпицрутенами. К нему приговаривали только по решению суда, он же определял их количество. Более мягкое (и известное еще от дедов и праде­дов) наказание — порка розгами или бато­гами — могло назначаться по приказу стар­шего командира. Очень непримиримо от­носились Петр и его сподвижники к дезер­тирству и грабежу среди своих. За подобные проступки карали клеймением. У профоса на этот случай имелся целый набор клейм — буквенных матриц. С их помощью на лбу и щеках виновного наносились позорные надписи: «ВОР», «Б» («беглец») и т.п. Исключительная мера — казнь — применялась по отношению к убийцам и рецидивистам (воинам, совершившим повторное тяжкое преступление). За трусость и дезертирство вешали за шею, в особо тяжелых случаях — за ребро. Последний — чрезвычайно мучи­тельный способ казни — был довольно ре­док. За хулу на государя и командиров, иму­щественные преступления, жестокость по отношению к мирному населению могли обезглавить, а то и подвергнуть четвертова­нию — поочередному отрубанию рук, ног и головы. Очень широко практиковалось раз­жалование офицеров (в ряде случаев даже с «шельмованием» и без права выслуги). Хо­рошо известен случай, когда знаменитый генерал А.И.Репнин после неудачного боя под Головчином был разжалован аж в сол­даты и заслужил прощение лишь личным мужеством в ходе дальнейших сражений и походов. Рядовых же «писали в извозчики» (то есть в обоз). Коллективным наказаниям подвергались полки и роты. «Если най­дется, что начальники тому (бегству с поля боя) причиной, то их шельмовать и, прело­мив над ними чрез палача шпагу, повесить. Если виновные офицеры и рядовые, то пер­вых казнить, как сказано, а из последних, по жребию десятого, или как повелено будет, также повесить — прочих же наказать шпицрутенами и сверх того без знамен стоять им вне обоза, пока храбрыми деяниями загладят преступление. Кто же докажет свою невиновность, того пощадить». Так гласил Устав.

Страницы: 1 2

Наступление группы армии «Север» в 1941 г. на Ленинградском направлении и противодействие РККА немецким войскам. Блокирование Ленинграда
Для наступления на Ленинград через Прибалтику выделялась группа армий «Север» (16-я и 18-я армии, 4-я танковая группа, 1-й воздушный флот); в первоначальном ударе по войскам Прибалтийского Особого военного округа должна была участвовать и часть сил группы армий «Центр» (3-я танковая группа и основные силы 9-й армии). Вся эта группировка ...

Римские традиции сакрализации власти и культа личности
Первые трещины в системе римской религии стали появляться не в результате проникновения чужеземных культов, а в результате новой позиции той части знати, которая была известна как филэллины. Среди филэллинов значительно усилились аристократические тенденции и появились зачатки если не культа Героя, «сильной личности», то чрезвычайное к ...

Нравы придворной жизни Анны Ивановны
Нравы, существовавшие при дворе Анны Ивановны, удивляли иностранцев: «Француз, привыкший заходить в королевские покои, чувствовал бы себя неуютно при петербургском дворе, где и по самым торжественным праздникам следует держаться на известной дистанции от персоны её величества, рядом с которой стоят только знатнейшие. Несколько странно т ...