Введение
Страница 2

Так как ряд вопросов, относящихся к истории международных отношений, находится на стыке истории международного права, истории дипломатии, вопросы заключения договоров, заключение дипломатических браков. То целью данной работы была систематизация материалов по истории международных отношений России указанного периода, рассмотрение процесса их развития, анализ и обобщение данных материалов, и их сравнительная характеристика.

Результаты исследования могут быть использованы в преподавании в курсе отечественной истории в СОШ.

Историография работы.

Среди отечественных источников по этой теме главное место принадлежит летописям. Определение степени полноты и достоверности их известий о внешнеполитических связях Руси неразрывно связано с накоплением источников.

Русская досоветская историографии собрала по этой теме немалый фактический материал. Если брать русско-византийскую проблему, то он особенно квалифицированно представлен в трудах В.Г. Васильевского, Ф.И. Успенского, В.Н. Бенешевича, A.А. Васильева, М.Д. Приселкова и др. В марксистской науке послевоенных лет этой теме посвящена серия специальных исследований М.Н. Левченко, Н.Н. Воронина, Г.Г. Литаврина, B.Л. Янина, НЯ. Полового, П.О. Карышковского и др.

Весьма многочисленны труды дореволюционных ученых о роли Древней Руси в истории народов юго-восточного Причерноморья, Поволжья, Урала, Кавказа и Сибири, Малой, Средней и Передней Азии. В советское время отечественное востоковедение обогатило знания о русском средневековье новыми находками и исследованиями В. В. Бартольда, В. А. Гордлевско го, А. Ю. Якубовского и их преемников — А. П. Ковалевского, Б. Н. Заходера, В. М. Бейлиса, А. П. Новосельцева, Т. М. Калининой.[1]

Судя по осведомленности «Повести временных лет» о современном ей мире[2], можно думать, что связи Руси с ним широки и многообразны, а неполнота летописей определяется рядом причин. Прежде всего, географией, местом их составления и кругом международных сношений того или иного княжеского двора. Летописцы были тенденциозны, ибо принадлежали к соперничавшим политическим центрам Верхний (Новгород) и Нижний (Киев, Чернигов, Переяславль) Руси. Наконец, с принятием христианства менялась трактовка истории взаимоотношений Руси с языческим, православным, иудейским, мусульманским и католическим мирами Политическая обособленность и церковная цензура сказалась на кругозоре летописцев, рядовая, будничная дипломатическая работа текла где – то рядом лишь изредка смыкалась с летописной.

Понятно, что в исследованиях по этому периоду особенно большое место принадлежит источникам иностранного происхождения, в первую очередь, хроникам и анналам. Но из доступных нам церковных хроник польских (Галл Аноним)[3], немецких (Дитмар Мерзебургский, Адам Бременский, Гельмонд)[4], датских (Саксон Грамматик) и многих других - Русь была, отнюдь, не главным объектом их далеко не беспристрастного наблюдения. То же следует сказать и о греческой придворной хронографии, отмеченной участием в ней самих особ царствующего дома вроде Никифора Вриенния, Анны Комнины.

Нечего говорить о тусклости сведений еще более отдаленных восточных (арабских и др.) информаторов, из которых ближе других подходили к границам Руси и побывавших в её пределах, оставил записки один лишь арабский купец и путешественник Абу – Хамид ал – Гарнати.[5]

Сложными и дискуссионными источниками остаются скандинавские эпические, повествовательные, содержащие описание земель и народов. Уточнения названий иностранных источников возможны из писем и государственных деятелей, Древней Руси и церковной литературы (как католической, так и православной). Нужно подчеркнуть, что успех в исследовании возможен лишь при комплексоном взаимном анализе, сопоставлении, обобщении всех русских и иностранных источников.

Опубликованы древние договоры с Византией в серии «Памятники русского права», «Полном собрании русских летописаний» в изданных «Повести временных лет», Новгородская летопись, летописец Переяславля Суздальскй земли. – отдельно.[6]

Главная заслуга в определении общественно - политического строя Древней Руси и разработки проблем ее внешней политики принадлежит историко-археологической школе Б. Д. Грекова. Изданий по теме моего исследования недостаточно, что повышает степень ответственности и значимости моей работы. Причиной этого является узость фактической основы.

«История дипломатии»[7] —первый обобщающий труд, в котором сделана попытка с позиций марксистско-ленинской методологии осветить события внешней политики.

Страницы: 1 2 3

Общее положение на Тихоокеанском театре военных действий и состояние сил сторон к началу 1945г
К началу 1945г. военно-политическая ситуация на Тихом океане убедительно свидетельствовала в пользу неизбежности скорого и победоносного для союзников по антифашистской и антимилитаристской коалиции завершения военных действий в этом регионе. Война, начавшаяся в декабре 1941г. с вероломного нападения империалистической Японии на америка ...

Восточный Туркестан в составе империи Цин
В период 1755–1759 гг. Китай сумел преодолеть сопротивление уйгуров, борьбу которых поддержали Кашгар, Яркенд и другие города региона и полностью подчинить своей власти Восточный Туркестан. Затем Цины попытались продолжить свое наступление на Среднюю Азию, но встретив там ожесточенное сопротивление узбеков, киргизов, таджиков и казахов, ...

Китай в III–XIII веках
В конце II века восстание «желтых повязок» нанесло Ханьской империи удар, от которого она так и не смогла оправиться. Несмотря на то, что мятеж был подавлен, центральная власть в громадном государстве Хань оказалась слишком слаба, чтобы бороться с собственной армией. После подавления восстания военные, считавшиеся ранее едва ли не прези ...