Александр I и идеи либерализации
Страница 4

История » Александр I и идеи либерализации

Нарастание взаимного недоверия и открытой оппозиции создавало атмосферу, малоблагоприятную для преобразований. Задача разработ­ки нового проекта конституции, тем не менее, была поручена импера­тором М.Сперанскому. Александр сформулировал и основную идею плана. Проект “Введения к Уложению государственных законов” (1809) предусматривал разделение власти на три ветви в центральном и в местном управлении; введение европейских норм судопроизводства; расширение политических прав среднего сословия; ликвидацию кре­постного состояния путем постепенного уравнения крестьян в правах с прочими сословиями.

Предложенный М.Сперанским комплекс реформ был и вполне последователен, и достаточно умозрителен. Он ориентиро­вался на введение устоев политической и социальной жизни современ­ной ему Европы, для которых в России начала XIX в. вряд ли созрели условия.

Отличительная черта политики Александра I во время второго тура реформ — отчетливо определившееся стремление сочетать несочетае­мое. Одновременно с возвышением Сперанского в том же 1808 г. в политической элите империи вновь появилась уже достаточно одиозная фигура Аракчеева. Граф был назначен военным министром, и Александр не скрывал, что возвышает его, будучи недо­волен генералитетом русских армий в кампаниях 1805—1807 гг. Но это был и ответ императора оппозиционному обществу. Если раньше Арак­чеев спасал его от гнева непредсказуемого отца, то теперь, очевидно, хотелось заслониться им от недовольства двора, бюрократии, более широких слоев дворянства.

Либеральные проекты Сперанского вызывали растущую оппозицию в правящей элите. К тому же с его именем связывали императорские указы 1809 г. Согласно одному из них придворное звание стало рас­сматриваться как почетное отличие, а не должность с соответствую­щим жалованьем. Другим устанавливалось, что чины коллежского асес­сора и статского советника и выше могли получать либо обладатели университетских дипломов, либо лица, сдавшие особый квалификаци­онный экзамен.

Рост влияния Аракчеева также вызывал озлобление сановных вель­мож. Может быть, ему способствовал факт созыва (еще до подписания мира) фин­ского сейма. Александр подтвердил сейму сохранение традиционных прав и привилегий и даровал новым подданным достаточно либеральную конституцию.

Из всех предложенных Сперанским преобразований государственного управления реализовалось только одно. В 1810 г. был учрежден Государственный совет — законосовещательный орган из лиц, назначаемых царем пожизненно. Это придало законотворчеству черты единения монарха и представителей дворян. От идеи даровать стране конституцию Александр вновь отказался.

Новое возвращение к планам преобразования России относится времени, когда эпоха войн с Наполеоном оказалась позади. Этот приступ отчетливо свидетельствует о том, что желание освободить Россию, как это понималось самим царем, было не сиюминутным капризом, не формой демагогии, а вполне определенным политическим курсом, который возобновлялся всякий раз, когда вызов империи извне несколько ослабевал.

Реформаторский импульс очевиден в даровании конституции царству Польскому, в последовавшем в 1816—1818 гг. безземельном освобождении крепостных в прибалтийских губерниях. В 1818 г. Александр I почти одновременно поручает разработать проект конституции П. Новосильцову и проект освобождения крестьян — Аракчееву. О том, что император продолжал лелеять давние свои планы, косвенно свидетельствует объявленное им в 1819 г. великому князю Николаю Павловичу решение передать тому престол еще при жизни, самому же удалиться от государственных дел через несколько лет, очевидно, после дарования свободы стране.

Годы последнего приступа Александра I к реформированию были одновременно и периодом небывалого влияния Аракчеева, теперь един­ственного любимца и доверенного лица императора, временем быстро­го увеличения военных поселений, в которых (к 1826 г.) оказалась по­мещена треть армии. Они ознаменовались отступлением от прежних принципов в развитии образования, прекращением поисков самим царем универсального христианства и тяготением его к мистицизму преимущественно православного толка.

Внутренняя противоречивость курса стимулировала дальнейший рост оппозиционности в обществе. У одних вызывала страх информа­ция о готовящихся проектах освобождения крестьян и о введении кон­ституции, у других — усиление охранительства в действиях правитель­ства, всевластие “единственного вельможи” Аракчеева.

Страницы: 1 2 3 4 5

Россия в период утверждения и развития абсолютной монархии (вторая половина XVII – XVIII вв.)
Начало нового этапа мировой истории. Особенности социально-экономического развития России во второй половине XVII в. Формирование раннекапиталистического уклада в экономике и складывание всероссийского рынка. Изменение социально-классовой структуры общества. Завершение процесса закрепощения крестьян. Церковь и государство. Борьба духов ...

В тени королевы-матери
Старший из детей Людовика VIII и Бланки Кастильской, под руководством матери получил разностороннее образование, особенно в области богословия. После ранней смерти отца власть перешла в руки королевы-матери, которая не только разумно и решительно управляла королевством в течение восьми лет своего регентства, но и в дальнейшем оказывала ...

Последние дни Романовых.
Установив надежный надзор за Романовыми и приняв меры к предупреждению каких – либо покушений на освобождение их из ,,дома особого назначения” (так назывался в то время дом Ипатьева), Областной Совет занялся вопросом о дальнейшей участи семьи. На одном из своих заседаний Совет единодушно высказался за расстрел Николая Романова. Все бол ...