Александр I и идеи либерализации
Страница 3

История » Александр I и идеи либерализации

Отсюда его отношения к делам и людям. Текущую практику управления предоставляет он опытным чиновникам, выбирая их из старших поколений, из людей “бабушкина века”. С ними он ласков, хотя иногда и не стесняется в отзывах о них за глаза (о гр. П. В. Завадовском: “Он ничтожен, настоящий баран”).

Общие же принципы и задачи управ­ления Александр пытается установить не с этими старыми чи­новниками, а с личными своими друзьями, и не в первенству­ющих учреждениях империи, а в дружеском круж­ке. В состав этого интимного комитета входят четыре лица: Н. Н. Новосильцев, граф В. П. Кочубей, граф П. А. Строганов и князь Адам Чарторыжский — все четыре малоприкосновенные к служебным делам и все четыре настолько не старые, что за­служили от стариков презрительное наименование “молодых на­персников Александровых”. Влияние этого интимного комитета на дела было настолько ощутительно, что раздражало не при­надлежащих к составу комитета сановников и вызывало с их сто­роны осуждение и даже брань. Однако это не мешало Александ­ру несколько лет управлять с одними, а советоваться с другими лицами. Это и составляло особенность первых лет правления Александра. [3]

Конституционные идеи имели достаточное распространение в дворянской среде начала XIX в. Конституционализм правительственный определился в первые годы царствования Александра в результате обсуждения принципов реформ в кружке “молодых друзей” императора. Исходной теоретической посылкой его стало признание монарха носителем государственного суверенитета. Сам конституционный строй понимался как система правовых и политических гарантий существовавшего порядка от потрясений как сверху, так и снизу. Инициатором, активной силой и гарантом введения конституции должна при этом являться исключительно власть государя. Привлечение общественных сил, их политическая самодеятельность не предусматривались. В последнем прослеживается родство царского конституционализма начала XIX в, с политикой “просвещенного абсолютизма”.

Трижды присту­пали к решению даровать России конституцию: впервые в 1801—1804 гг.; затем после Тильзитского мира с Наполеоном, в 1808 1811 гг.; наконец, в 1815— 1821 гг., когда полная и окончательная победа над Наполеоном в Ев­ропе уже состоялась.

В годы первого приступа к реформам основную роль в разработке содержания и очередности преобразований играл “интимный” круг дру­зей Александра, приверженных тем же политическим идеалам, что и император: П.Строганов, П.Новосильцов, А.Чарторыйский, В.Кочубей.

В своих обоснованиях они исходили не из сложившейся в России со­циальной и политической ситуации, а из теоретических представлений о должном ходе дел в стране.

Порядок пре­образований предполагали следующий. Сначала реформировать цент­ральную администрацию, которая рассматривалась как инструмент в руках монарха-реформатора. Затем составить свод законов, который установил бы всю систему правоотношений в обществе. И лишь венцом этих усилий должно стать дарование конституции, подготовленной сравнительным изучением всех уже существовавших “Основных зако­нов”. Очертания преобразований определились как грандиозная уто­пия, что вскоре осознали и сами ее творцы.

Из всего запланированного была проведена лишь реформа цент­рального ведомственного управления. Она заключалась в замене кол­легий министерствами и способствовала дальнейшей централизации бюрократического аппарата.

Впрочем, в первые годы царствования Александра I произошла за­метная либерализация общества. Был принят новый цензурный устав, ослабели преследования сектантов (духоборов и молокан), расшири­лась черта еврейской оседлости; право собственности на землю даро­вано всем свободным сословиям. Одной из значимых стала реформа школьного дела, в ходе которой сложилась довольно стройная система образовательных учреждений разного уровня. Указом о вольных хле­бопашцах (1803) дворяне получили право отпускать своих крепостных на волю за выкуп. Однако главная задача — дарование России конституции — не была реализована.

Это огорчало императора, попытавшегося пере­ключиться на проблемы большой европейской политики и успехами в этой сфере компенсировать разочарования первых лет реформ. Впро­чем, виновниками неудач он полагал своих ближайших сподвижников, на которых была возложена основная тяжесть работы над проектами.

В годы второго приступа к реформам (1808—1811) общественная ситуация значительно отличалась от первых лет царствования Алек­сандра I. В политической элите, в широких кругах дворянства уже скла­дывалась оппозиция. Она от­четливо проявилась после заключения в Тильзите не только мира, но и союза с Наполеоном. Во главе этой оппозиции стояла сама вдовствующая императ­рица. Более широкие слои дворянства выражали недовольство в связи с материальными потерями в результате присоединения России к кон­тинентальной блокаде Англии.

Страницы: 1 2 3 4 5

Конногренадеры.
В годы Тридцатилетней войны в различных ар­миях при осаде и обороне крепостей набирали на время из обычных полков крепких и рослых сол­дат и обучали их метанию ручных гранат. Таких воинов и называли гренадерами, то есть, до­словно, «метающими гренаду (гранату)». Испол­нив поручение, они возвращались в свои мушке­терские или кавалерийски ...

Последние годы жизни А.Д. Сахарова
Вскоре после приезда в Москву Сахаров вернулся к активной политической деятельности. Кандидатом в народные депутаты СССР А. Д. Сахаров был выдвинут от многих десятков организаций. Однако на расширенном пленуме Академии наук СССР он не был зарегистрирован кандидатом. Лишь после активного выступления в поддержку А. Д. Сахарова широких сло ...

Восстановление церковной самостоятельности
Вторая половина XIX столетия стала периодом активных общественных выступлений болгарского народа за свою независимость. На это время пришлось завершение борьбы болгар за восстановление церковной самостоятельности. Апогеем ее стали события весны 1860 г. 3 апреля 1860 г. во время пасхального богослужения в болгарской церкви в Константиноп ...