Состав контингента
Страница 3

К началу Великой Отечественной войны на учете БИРов ГУЛАГа находилось 1 264 тыс. лиц, приговоренных к исправительно-трудовым работам без лишения свободы. В их числе осужденные по Указу от 26 июня 1940 г. составляли подавляющее большинство. Например, по состоянию на 1 декабря 1944 г., всего тогда имелось в наличии 770 тыс. осужденных за различные преступления к исправительно-трудовым работам без лишения свободы, из них 570 тыс., или 74%, – по Указу от 26 июня 1940 г.

В предвоенные годы смертность среди заключенных ГУЛАГа имела заметную тенденцию к снижению. В 1939 г. в лагерях она держалась на уровне 3,29% к годовому контингенту, а в колониях – 2,30%, что почти в два раза ниже процента смертности за предыдущие годы (в 1937 – 1938 гг. в лагерях она составляла 5,5 – 5,7% к годовому контингенту). В докладных записках руководства ГУЛАГа за 1939 – 1941 гг. главной причиной снижения смертности заключенных называется улучшение их медицинского обслуживания, включая масштабное проведение противоэпидемических мероприятий.

Для арестованных тюрьма была обычно временным пристанищем, и после суда и вынесения приговора они в массе своей поступали в лагеря и колонии ГУЛАГа. Только незначительная часть арестованных приговаривалась к отбыванию наказания в тюрьмах. Максимальное наличие заключенных в тюрьмах за 1939 – 1948 гг. приходится на рубеж 1940/41 г. Это произошло по двум причинам. Во-первых, недавнее присоединение Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии, Правобережной Молдавии и Северной Буковины вызвало, естественно, увеличение контингентов, поступавших в тюрьмы.

Во-вторых, пересыльные тюрьмы в это время были переполнены осужденными по Указам от 26 июня и 10 августа 1940 г. По Указу от 26 июня 1940 г. к лишению свободы сроком от двух до четырех месяцев приговаривалась меньшая часть нарушителей. Однако таких осужденных было сотни тысяч. 10 августа 1940 г. вышло два Указа: об ответственности за выпуск недоброкачественной и некомплектной продукции и о рассмотрении народными судами без участия народных заседателей дел о прогуле и самовольном уходе с предприятий. В результате, по данным на 1 декабря 1940 г., при лимите тюрем в 234 тыс. человек, в них содержалось почти 462 тыс. заключенных.

По документам ГУЛАГа очень сложно вычленить обратный поток 1939 г., о котором писал А.И. Солженицын: «Обратный выпуск 1939 года – случай в истории Органов невероятный, пятно на их истории! Но, впрочем, этот антипоток был невелик, около одного – двух процентов взятых перед тем». Всего за 1939 г. из ГУЛАГа было освобождено 327,4 тыс. человек (223,6 тыс. из лагерей и 103,8 тыс. – из колоний), но в данном случае эти цифры не отражают действительности, так как нет указаний о том, каков среди них был процент досрочно освобожденных и реабилитированных «врагов народа».

Известно, что 1 января 1941 г. на Колыме находилось 34 тыс. освобожденных лагерников, из них 3 тыс. (8,8 %) полностью реабилитированных. А.И. Солженицын, безусловно, прав, говоря об антипотоке 1939 г. как о небывалом случае в истории НКВД. Местные органы власти и органы НКВД были поставлены в такие условия, что они непременно должны были ежедневно, ежечасно “классово бороться”. Существовало своего рода соревнование в выявлении и обезвреживании «врагов народа».

Причем отставание в этом соревновании могло иметь самые печальные последствия для исполнителей этого грязного дела, так как по этой причине их самих могли занести в число «врагов народа». В этих условиях для органов уже не имело значения, виновен ли данный человек или невиновен. Главное – арестовать достаточное количество «затаившихся врагов». Такая деятельность НКВД, особенно в период 1937 – 1938 гг., была на редкость чудовищна и безнравственна. По сложившимся в 20 – 30-е гг. XX в. представлениям о «законах классовой борьбы» нравственным считалось все то, что вело к быстрейшей ликвидации классового врага.

Но даже с позиций «законов классовой борьбы» результаты охоты органов НКВД на «затаившихся врагов» основывались на обмане. Позднее, во время войны, выяснилось: десятки тысяч людей, всегда испытывавших ненависть к советскому общественному и государственному строю и мечтавших устроить массовую резню коммунистов, что побудило их стать активными пособниками фашистских захватчиков, избежали в 1937 – 1938 гг. ареста. Они не вызывали у органов НКВД особых подозрений из-за показного «верноподданничества».

ГУЛАГ был переполнен преданными Коммунистической партии и Советской власти людьми, которые во время войны в своих письмах в различные инстанции просили оказать им только одну услугу – послать их на фронт, позволить с оружием в руках защищать Родину, идеалы Великого Октября и социализма. То, что органы НКВД (особенно при Н.И. Ежове) в основном занимались подлогами, имитацией классовой борьбы в широких масштабах, выявилось и во время массовых реабилитаций жертв сталинских репрессий в середине 50-х гг. XX в.

Итак, проведенные сопоставления позволяют выделить в заключении следующие наиболее важные положения. Под видом «классовой борьбы» нередко сводились внутрипартийные политические счеты. По составу заключенных ГУЛАГа можно сделать вывод, что широко практиковались заранее спланированные аресты определенных категорий лиц, пребывание которых на свободе в “государственных интересах” было нежелательно, хотя с юридической точки зрения они были совершенно невиновны. Во второй половине 30-х гг. XX в. среди заключенных много было финансовых работников (бухгалтеров и др.). Здесь налицо стремление государства под видом «врагов народа» упрятать их за решетку с целью сохранить финансовые тайны. Лишение права переписки вызывалось той же причиной. Это только один из многих примеров практики расправы с невинными людьми.

Страницы: 1 2 3 4

Идеологическая основа репрессий
Идеологическая база сталинских репрессий (уничтожение «классовых врагов», борьба с национализмом и «великодержавным шовинизмом» и т. д.) сформировалась ещё в годы гражданской войны. Самим Сталиным новый подход (концепция «усиления классовой борьбы по мере завершения строительства социализма») был сформулирован на пленуме ЦК ВКП (б) в ию ...

Детство и юность
Иван III появился на свет 22 января 1440 года в семье великого московского князя Василия II Васильевича. Матерью Ивана была Мария Ярославна, дочь удельного князя Ярослава Боровского, русская княгиня серпуховской ветви дома Даниила и дальняя родственница его отца. Он родился в день памяти апостола Тимофея, и в его честь получил своё «пря ...

Полководческое наследие Г.К. Жукова – школа военного искусства
Около трех десятилетий прожил Г. К. Жуков после окончания Великой Отечественной войны. Он достиг, казалось бы, за свою долгую, насыщенную сложными событиями жизнь вершин почестей и славы: избирался членом Президиума ЦК КПСС, заслужил четыре Золотых Звезды Героя Советского Союза, почти семь десятков советских и иностранных орденов и меда ...