Древняя Русь и Византия. Особенности русско-византийских контактов в эпоху Ярослава Мудрого
Страница 4

История » Международные отношения Киевской Руси X – нач. XII вв. » Древняя Русь и Византия. Особенности русско-византийских контактов в эпоху Ярослава Мудрого

Взятие Херсонеса русскими само по себе не могло принудить Византию к капитуляции. Вспомним, однако, о чем заявил Владимир Святославич, овладев Корсунем и требуя невесту: "Да аще не вдаста за мя, створю граду вашему, яко же и сему створих". Угроза второго похода на Константинополь после взятия Херсонеса - именно это могло заставить византийских политиков задуматься. В XI в. византийская дипломатия в подобных условиях могла использовать опыт предшествующей борьбы с Русью: восстановить родственные связи и выполнить ряд других требований. Корсунь в таком случае снова возвращался Византии, как "вено" за царевну. После того, как она вошла в дом киевского князя, международный авторитет его заметно возрос. Уже не Ярослав делает неудачные предложения о сватовстве (например, Генриху III, германскому императору в 1043 г.), а к нему посылают брачные посольства правители Польши и Франции, Венгрии и Норвегии.

Вывод

Мирный договор русско-византийской войны 40-х годов XI в. не сохранился. Но, поскольку он являлся лишь юридическим оформлением и закреплением сложившейся тогда ситуации, его можно восстановить путем изучения русско-византийских отношений того времени. Не вызывает сомнения, что в целом договор был благоприятен для русских. Такой исход неудачно начавшейся для них войны станет понятным, если допустить, что Ярослав Мудрый в 1044 г. предпринял второй поход на Византию.

Отражением этих событий, по-видимому, и являются присутствие в летописях редакции статьи 1043 г. со словами "паки" послал Яро- слав сына Владимира "на греки", сообщение М. Стрыйковского о втором походе Владимира в Таврику, новгородские предания о взятии Корсуня и привозе трофеев, сами "корсунские древности", свидетельство французских источников о привозе мощей Климента Ярославом, наконец, закладка Софийского собора в Новгороде.

Но чем же тогда объяснить то, что столь важное событие не засвидетельствовано сохранившимися до наших дней летописями или даже фальсифицировано в них? Для этого могли быть императорской династией было неудобно описывать победу русских над Византией. Ранняя смерть главного героя событий Владимира Ярославича поставила его потомство в положение изгоев, силой оружия добывавших права на княжение; напоминать о его заслугах было не в интересах киевских князей. Вот почему имя Владимира Ярославича слилось позднее с именами Владимира Святославича и Владимира Мономаха. Нельзя не учитывать также судеб новгородского летописания и письменности после присоединения Новгорода к Москве: многие записи были вообще уничтожены (например, Сказание о холопьей войне) или утратили связь с теми событиями, к которым они первоначально восходили (как, возможно, Сказание о царском венце).

Страницы: 1 2 3 4 

Царствование Абдул-Меджида (1839-1861)
Махмуду наследовал его 16-летний сын Абдул-Меджид, не отличавшийся его энергией и непреклонностью, но зато бывший гораздо более культурным и мягким по своему характеру человеком. Несмотря на всё, сделанное Махмудом, битва при Низибе могла бы окончательно погубить Османскую империю, если бы Россия, Англия, Австрия и Пруссия не заключили ...

Эволюции идей патриотизма в России. Патриотизм в дореволюционный период развития России
В понимании сущности Русской идеи многие известные ученые, политические деятели, представители культуры и даже отечественного предпринимательства исходят из того, что наш общенациональный идеал сегодня - это возрождение России, которое немыслимо без обращения к ее глубинным истокам. Русская идея сегодня выступает в качестве одной из дух ...

Завоевание Киева
Уже тогда, этот город стоявший на земле полян, был крупным торговым центром. Жажда победы и слух о независимой державе, где княжили Аскольд и Дир, хороший, благополучный климат и другие естественные выгоды влекли Олега к Киеву. Олег предполагал, что Аскольд и Дир, имеют сильную дружину и добровольно не захотят поддаться, и в то же время ...